Евангелическая реформатская церковь

Минск, ул. Багратиона, 30. Богослужение: воскресение – 11:00, вторник – 19:00.

Речь Ч. Сперджена на открытии молитвенного дома

В апреле 1861 года, т.е. через семь лет после того, как Сперджен стал пастором лондонской церкви, было закончено строительство нового здания для богослужений, вмещавшего до 7 тысяч человек. Строительство продолжалось более трех лет. Открытие нового молитвенного дома было важным событием, которое, конечно, привлекло внимание всей христианской общественности Лондона. 11 апреля 1861 года Сперджену пришлось еще раз публично заявить о своих богословских убеждениях. В этот день он произнес проповедь, которая помещена ниже. На открытие были приглашены пять других служителей, которые в тот же день более подробно осветили те вопросы, которые Сперджен в общем плане затронул в своей проповеди. Это были вопросы, относившееся к темам избрания, испорченности человека, частичного искупления, действенного призыва, стойкости верующих до конца жизни.

Сперджен был убежденным кальвинистом и не побоялся заявить об этом публично тогда, когда весь Лондон смотрел на него. Он посчитал кальвинистское учение о благодати достаточно важным, чтобы заявить именно о нем в декларации о своих богословских взглядах.

Мы уже собирались вместе под этой крышей, чтобы заявить об особенностях учения нашей церкви. Вчера вечером мы постарались показать миру, что верим в единство Церкви Господа Иисуса Христа. А сегодня днем и вечером намерены через уста наших братьев изложить те истины, в которых мы убеждены, при этом особое внимание обратив на великие учения, бывшие нередко предметом нападок. От них мы, несмотря ни на что, не отказываемся, ибо они, как мы убедились на собственном опыте, истинны и полны благодати. Сегодня я представлю вам тех братьев, которые будут беседовать с вами, но прежде постараюсь кратко, насколько это возможно, высказать несколько мыслей в качестве предисловия к их проповедям.

Спор, который идет между кальвинистами и арминианами, весьма важен, однако он не затрагивает вопросов личного благочестия настолько, чтобы от принятия того или иного взгляда зависело обладание вечной жизнью. Иначе обстоит дело со спором между протестантами и папистами, потому что спасенный верой в Иисуса Христа ни за что не согласится, что его оппонент может спастись, полагаясь на свои дела. Здесь спор идет о жизни и смерти, потому что по сути он сводится к учению об оправдании по вере, которое Лютер удачно назвал проверочным учением, так как в зависимости от отношения к нему Церковь или стоит, или падает. Спор между верующими во Христа и социанами, отвергающими Его божественность, также затрагивает фундаментальную истину. Если социане правы, то мы заблуждаемся самым ужасным образом: фактически мы идолопоклонники, а значит, никак не можем обладать вечной жизнью. Но если мы правы, тогда даже самое большое великодушие с нашей стороны не позволит поверить, что человек, не верящий в божественность Господа Иисуса Христа, может попасть на небеса. Есть и другие вопросы, которые жизненно важны для христианства. Но, думаю, все признают, что хотя Джон Весли ревностно отстаивал арминианство, а Джордж Витфилд с не меньшей горячностью защищал кальвинизм, оба они были благочестивыми людьми. Однако мы не можем закрыть глаза на явные, с нашей точки зрения, заблуждения наших оппонентов. Мы не смогли бы больше называться честными людьми, если бы заявили, что истинно и то, во что верим мы, и то, во что верят они. Разум честного человека не позволяет ему считать, что «да» и «нет» в отношении одного учения могут быть одновременно истинными. Я говорю: «Это надо понимать так», — мой брат открыто заявляет: «Это надо понимать наоборот». Не можем же мы быть одновременно правыми? Мы готовы признать, да иначе и не можем поступить, что какую бы сторону человек ни принял в этом споре, от этого не зависит его будущее или нынешнее положение перед Богом. Но все же мы считаем эти вопросы достаточно важными, поэтому смело и горячо отстаиваем свои убеждения, веря, что совершаем важное дело Божие. Сегодня часто будет звучать слово «кальвинизм». Но поймите нас правильно, мы используем его ради краткости. Учение, называемое кальвинизмом, произошло не от Кальвина. Мы убеждены, что оно берет свое начало от великого Основателя всех истин. Вероятно, сам Кальвин извлек это учение в основном из работ Августина. Августин, вне всяких сомнений, с помощью Святого Духа пришел к нему в результате глубокого изучения трудов апостола Павла, а апостол Павел получил Его через Святого Духа от Иисуса Христа, великого основателя христианства. Мы используем слово «кальвинизм» совсем не потому, что Кальвин учил истинам, с которыми мы согласны. Мы готовы назвать это учение любым другим именем, если бы могли отыскать такое, которое было бы понятно всем и соответствовало бы сути того, что оно обозначает. Кроме того, сегодня нам часто придется упоминать и слово «арминианство», но это не означает, что мы думаем, будто все люди, принадлежащие к церквам, его исповедующим, придерживаются арминианских взглядов. Есть некоторые люди, принадлежащие к кальвинистским церквам, которые тем не менее отвергают их учение. Более того, существует немало методистских церквей, которые практически во всем согласны с нами, и мне кажется, что если бы мы сравнили наши личные мнения, а не официальные вероисповедания, то оказались бы еще ближе друг к другу; впрочем, образ нашей христианской жизни тоже мало отличается. Например, в сборнике гимнов мистера Весли, который должен, как будто, отражать его богословские взгляды, есть стихи более кальвинистские, если можно так выразиться, чем в наших собственных сборниках. Я был сильно поражен его яркими выражениями, которые сам не всегда решаюсь использовать. Хочу подчеркнуть, что, критикуя арминианство, мы не питаем никакой вражды к тем, кого называют арминианином, хотя по сути им не является. Мы критикуем не людей, а их взгляды.

А теперь, условившись о терминах, я должен заметить, что очень важно понять подлинную суть кальвинизма. Против нас выдвигались самые нелепые обвинения, и, боюсь, их авторами иногда были люди, которые прекрасно знали, что эти обвинения ложные. Да и сегодня многие наши оппоненты, когда у них кончаются аргументы, делают соломенное чучело, называют его Жаном Кальвином и выпускают в него свои стрелы. Я не намерен защищать это чучело, можете стрелять в него сколько угодно или даже сжечь, и если вам так захочется, то продолжайте опровергать учения, в которые мы никогда не верили и которым никогда не учили, разоблачайте заблуждения, которые никогда не существовали, разве что в вашей собственной голове. Сегодня мы заявим о том, каковы наши убеждения на самом деле, и надеемся, что те, кто не согласен с нами, сделают нам одолжение и не будут больше распространять о нас нелепые суждения. Если они могут опровергнуть наше учение, то пусть сначала честно изложат его суть, а потом докажут его ошибочность. Но для чего сначала представлять людям карикатуру на наши взгляды, а потом высмеивать ее?

Одно из диких и ложных обвинений, выдвигаемых против кальвинистов, заключается в том, будто они верят в гибель младенцев. Более отвратительную ложь сложно придумать. Возможно, где-нибудь на краю земли и обитает еретик, который осмелится заявить, что в аду будут младенцы, но я никогда не встречал его, и я не встречал человека, который бы слышал о об этом еретике. Мы признаем, что Писание очень немного говорит в отношении маленьких детей, поэтому, раз Писание не дает нам достаточно информации, нельзя быть догматиком в этом вопросе. Но я думаю, выражу мнение всех, может быть, за исключением немногих людей, которые мне неизвестны, когда скажу, что мы верим в то, что все умершие младенцы избраны Богом, а значит, спасены. Мы надеемся, что благодаря этому количество спасенных превзойдет количество погибших людей. Но каких бы взглядов наши друзья ни придерживались по данному поводу, это никак не связано с кальвинистским учением. Я верю, что наш Господь, сказавший: «Ибо таковых есть Царствие Небесное», — ежедневно принимает в Свои любящие руки тех маленьких детей, которые, едва появившись на свет, покидают землю и отправляются на небеса. Наши гимны недвусмысленно говорят об этом. В одном из них, например, есть такие слова: «В небесную семью входят миллионы детских душ».

Август Топлади, один из самых убежденных кальвинистов, верил в избрание младенцев. Он писал: «Отвечая доктору Ноуэллу, я подтвердил свое глубокое убеждение в том, что души всех отошедших младенцев находятся сейчас с Богом в славе, что Бог, предопределяя людей к вечной жизни, избрал всех тех, кого Он решил забрать в младенчестве, и что решение о проклятии не имеет к детям никакого отношения». После этих слов он продолжает рассуждать и спрашивает, как некальвинистское учение, состоящее в том, что спасение и избрание обусловлены предвидением веры и добрых дел в человеке, согласуется со спасением младенцев. Очевидно, что арминиане и пелагиане должны предложить новый принцип избрания и в вопросе спасения младенцев стать кальвинистами. И разве не говорит в пользу кальвинизма то, что его учение одинаково по всем вопросам и его не надо изменять в зависимости от того, идет речь о спасении старого или совсем маленького человека. Джон Ньютон, друг Купера, известный своими кальвинистскими убеждениями, считает, что дети превосходят количеством взрослых обитателей неба. Джон Гилл, величайший проповедник кальвинизма, также верил, что все умершие в младенчестве спасены. И когда мы принимаем во внимание тот факт, что почти половина населения земли умирает, не достигнув сознательного возраста, то понимаем, как быстро увеличивается население небес ежедневно и даже ежечасно.

Однако чаще нас обвиняют в фатализме. Я должен признать, что предыдущее обвинение против нас выдвигают редко, при этом весьма недалекие люди. Возможно, есть кальвинисты, которые являются фаталистами, но кальвинизм и фатализм — совершенно разные понятия. Разве не все христиане придерживаются учения о провидении Божьем? Разве не все христиане, разве не все верующие в Бога придерживаются учения о божественном предвидении? Все возражения, которые выдвигаются против божественного предопределения, с равным успехом можно выдвинуть против божественного предузнания. Мы верим, что Бог предопределил все с самого начала. Но ведь есть разница между предопределением разумного, мудрого и любящего Бога и слепым фатализмом, сторонники которого говорят: «Это так, потому что иначе быть не может». Между христианским предопределением и мусульманским фатализмом любой думающий человек может без труда заметить существенное различие. Мы не отрицаем, что все предопределено так, что обязательно должно состояться, однако все происходит не потому, что оно просто не может не произойти, а потому, что так определил Бог, Отец, Чье имя есть любовь. Колесо провидения вращается со строжайшей точностью, в этом есть и мудрость, и цель. Колесо исполнено очей, предопределение ведет к самой великой и заветной цели: к славе Бога, а также ко благу творения.

Находятся люди, которые выдвигают еще одно обвинение против нас: якобы мы проповедуем богохульное и страшное учение о том, что Бог самодержно и незаслуженно предопределяет людей к проклятию. «О, — говорят они, — вы учите, что люди прокляты, потому что Бог сделал их проклятыми, и они отправляются в ад не из-за греха, не из-за неверия, а из-за какого-то непонятного решения Бога, которым Он определил их судьбу». Братья, но это еще одно несправедливое обвинение. Избрание не подразумевает предопределение к проклятию. Может быть, кто-то верит в безусловное проклятие. Я не собираюсь защищать этих людей, пусть они попытаются сделать это сами. Я верю в Божье избрание, но я совершенно открыто заявляю, что если какой-то человек погибает, то погибает он исключительно из-за своего греха. И на таких позициях стоят все кальвинистские проповедники. Я могу отослать вас к нашим вероисповеданиям, и вы увидите, что в каждом из них четко сказано, что человек погибает из-за греха и что он получает только то наказание, которое он по справедливости заслуживает. Если кто-то прежде несправедливо обвинял нас в богохульстве по этому вопросу, то больше не делайте этого, потому что мы также невиновны в этом, как и вы. Я высказываю свои личные убеждения, но уверен, что все братья поддержат меня. Я знаю, что предопределение Божие касается абсолютно всего, но я никогда ни с этой кафедры, ни с какой-нибудь другой не обвинял в гибели грешника никого, кроме самого грешника. Если кто-то погибнет, то будет сам в этом виноват; если кто-то спасется, то спасение целиком от Бога. Чтобы еще отчетливее выразить эту важную мысль, я приведу большую цитату из работы блестящего пресвитерианского богослова: «Правоверных методистов учат, что кальвинисты верят, что Бог создал людей для того, чтобы уничтожить их. Их учат, что кальвинисты верят, будто люди погибают не потому, что они грешат, а потому, что они не избраны ко спасению. Неудивительно, что методисты, которым привили такое представление, если и не называют себя арминианами, то уж по крайней мере объявляют, что они против предопределения.

Но это просто вызывающая ложь. Неизменное учение кальвинизма состоит в том, что Бог все творит для Своей славы, что Он бесконечно справедливый и милостивый, что если люди и погибают, то только из-за своих грехов.

Говоря о страданиях людей и ангелов в этом мире и в мире грядущем, Вестминстерское вероучение (которое можно считать самым авторитетным современным изложением кальвинизма) неизменно указывает на предшествующий грех как на причину любого наказания. «Что касается тех нечестивых и грешных людей, которых Бог, будучи праведным Судьей, ослепляет и ожесточает за предшествующие грехи, то надо сказать, что Бог не только не дает им благодати, которой они могли бы быть просвещены в своем разуме, но иногда также отбирает те дары, которыми они обладали, и предоставляет их власти их же собственной испорченности, предает их собственным похотям, искушениям мира и власти сатаны, в результате чего они ожесточают сами себя, даже находясь под влиянием тех средств благодати, которые Бог использует для смягчения сердец других людей».

Большой катехизис, говоря о неспасенных людях и ангелах, утверждает следующее: «Бог по Своему всевластному могуществу и неисследимой мудрости Своей воли (по которой Он раздает и удерживает Свою благосклонность) прошел мимо и определил на гнев и бесчестие тех, кто заслужил это своими грехами, к похвале славы Своей справедливости» И еще: «Цель Бога в назначении дня суда состоит в том, чтобы явить славу Своей милости в вечном спасении избранных и Своей справедливости в проклятии погибающих, которые суть нечестивы и непокорны». Именно таких взглядов придерживаются методисты и прочие евангельские христиане: если человек погибает, то это является следствием его грехов. А вопрос, почему в мир был допущен грех, который ведет к вечной гибели, стоит не только перед кальвинистами, но и перед всеми, кто придерживается иных взглядов. Некальвинисты также обязаны дать ответ на этот вопрос, более того, этот вопрос касается не только христианских богословов. Любой человек, верящий в существование справедливого и всемогущего Бога, тоже должен дать ответ на этот вопрос. Чтобы ни говорили другие богословы по данному вопросу, а кальвинисты дают ответ, суть которого заключается в следующем: Божье провидение распространяется на грехопадение Адама, а также на все остальные грехи людей и ангелов, но в то же время источником греха является исключительно творение, а не Бог, Который, будучи абсолютно святым и праведным, не является и не может являться автором и подстрекателем греха. Едва ли можно еще отчетливее выразить свое мнение по данному вопросу. Если позиция кальвинистов является именно таковой, то можно ли представить себе большую несправедливость, чем обвинение их в том, что они считают, будто люди погибают независимо от своих грехов и что Бог является автором греха? Что говорит сам Кальвин? «Каждая душа после смерти отправляется в то место, которое она уготовала себе, живя в этом мире».

Нам тяжело слышать в свой адрес обвинения в том, что мы придерживаемся каких-то убеждений как святой истины, в то время как на самом деле мы их ненавидим всей душой. Именно так относятся к кальвинистам, несмотря на все их обоснованные протесты. Более всего кальвинисты возмущены утверждением, что безгранично святой, справедливый и любящий Господь может являться автором греха. Но как часто представители некальвинистского богословия приписывают нам это учение!» (конец цитаты)

Нас также обвиняют в другом: якобы мы не проповедуем Евангелие невозрожденным людям, якобы наше богословие настолько ограничивает нас и ставит в такие рамки, что мы не можем проповедовать грешникам. Джентльмены, если вы осмеливаетесь делать подобные заявления, то давайте вместе с вами пойдем в библиотеку, где хранятся труды пуритан, и вы возьмете с полки любой том, а затем скажете мне, читали ли вы когда-нибудь в книгах, излагающих ваши взгляды, более страстные призывы уверовать, обращенные к грешникам. Не призывал ли Джон Буньян грешников к покаянию? А кто может усомниться в том, что он был кальвинистом? Разве Стефан Чарнок и Томас Гудвин не мучались душой о гибнущих грешниках? Но кем они были, как не кальвинистами?! Разве Джонатан Эдвардс не проповедовал грешникам? А он, как никто другой, открыто и убежденно высказывал свои кальвинистские взгляды. Труды наших многих богословов наполнены страстными призывами к необращенным. Господа, если бы я начал перечислять все имена, то мне не хватило бы на это времени. Бесспорный факт заключается в том, что мы больше остальных потрудились для приобретения душ для Христа. Разве проповеди Джорджа Витфилда не пламенны? Разве его глаза в меньшей мере наполнялись слезами, а его сердце меньше сострадало из-за того, что он верил в избирающую любовь Бога и проповедовал всевластие Бога? Наши души сделаны не из камня, мы не лишены сострадания к погибающим людям. Мы твердо держимся своих богословских взглядов, но одновременно мы можем вместе со Христом рыдать над Иерусалимом, которому грозит неминуемое разрушение. Я повторяю, что я не защищаю тех братьев, которые довели кальвинизм до крайности. Я сейчас говорю о подлинном кальвинизме, а не о том уродливом учении, которым иные его делают. Я говорю о том кальвинизме, который изложен в «Наставлении в христианской вере» и в комментариях к этой книге. Я перечитал их очень внимательно. Свои взгляды на кальвинизм я строю не на расхожих мнениях, а на книгах самого Кальвина. Более того, сейчас я даже не пытаюсь оправдать кальвинизм, как будто для меня имеет значение ярлык, я защищаю то учение, которое говорит, что спасение дается по благодати — от начала и до конца. И повторяю, обвинение в том, что якобы мы не проповедуем грешникам, является совершенно необоснованным.

Далее, желая прояснить все до конца и освободить моих братьев от заблуждений, я должен сказать, что иногда люди, которые в руках не держали учебника по истории, заявляют, будто мы, кальвинисты, — противники пробуждений. Но, господа, в истории церкви вы едва ли найдете случай пробуждения, который был бы вызван не ортодоксальной верой. Вспомните о великом труде Августина, пробудившем церковь от глубокого и смертельного сна, в который ее погрузило пелагианское учение. А что произошло во время Реформации, как не возвращение людей к этим старым истинам? Как бы далеко современные лютеране ни ушли от того, чему учил сам Лютер, и я должен признать, что некоторые из них не согласятся со мной, факт остается фактом: у Лютера и Кальвина не было разногласий по поводу предопределения. Их взгляды совпадали, а книга Лютера «О рабстве воли» настолько же убедительно говорит о благодати Божьей, как и слова самого Кальвин. Послушайте, что Лютер говорит в своей книге: «Будет же известно христианскому читателю, что Бог не просто предвидит события, но Он предвидит, предлагает и совершает все согласно Своему извечному неизменному решению. А это — удар молнии по свободной воле человека». Нужно ли мне упоминать о таких великих людях, как Ян Гус, Иероним Пражский, Фарель, Джон Леннокс, Виклиф, Вишарт и Брэдфорд? Эти люди придерживались тех же взглядов, что и мы, и в их дни слыхом не слыхивали об арминианском пробуждении. Если говорить о более современных событиях, то пробуждение, лидером которого был Джон Весли и в котором в основном принимали участие веслианские методисты, является исключением, но даже в этом случае сила учения веслианских методистов заключалась в кальвинизме1. Большинство методистов отрицали пелагианство. Они верили (в том числе Джон Весли. — Прим. пер.) в полную испорченность человека, в необходимость прямого вмешательства Святого Духа и в то, что первый шаг в изменении сердца человека делает не грешник, а Бог. Они отрицали, что являются пелагианами. Разве методисты не верят так же, как и мы, что человек спасается только благодаря действию Святого Духа и только Святого Духа? И разве многие проповеди мистера Весли не содержат великую истину, что для возрождения необходимо воздействие Святого Духа? Каких бы ошибочных взглядов Весли ни придерживался, он постоянно проповедовал необходимость рождения свыше силой Святого Духа. Кроме того, по некоторым вопросам он также практически не расходился с нами, например, в учении о неспособности человека самостоятельно обратиться. Не имеет значения, что говорят в наш адрес, когда мы проповедуем, что человек не способен сам уверовать и покаяться, потому что исходное арминианское учение согласуется с нашим полностью. Правда, арминиане утверждают, что Бог дал благодать всем людям, они не оспаривают ту истину, что без благодати человек не способен сделать ничего для своего спасения. Посмотрите на Америку: как можно так нагло утверждать, что кальвинистское учение мешает пробуждению? Вы только вспомните, что происходило после проповедей Джонатана Эдвардса и других, подобных ему! Посмотрите на Шотландию: что вы скажете о Роберте Макшейне? Что можно сказать о таких признанных кальвинистах, как доктор Чалмерс, доктор Вордлоу, что можно сказать о Ливингстоне, Халдэйне, Эрскине и других? Что нам сказать об их учениках, упорно защищавших великие истины, которые мы сегодня провозглашаем? И Бог благословил их проповеди обращением множества людей. И может быть, это нескромно, но я похвалюсь своим трудом, совершенным в Боге и Его силой: никогда проповедь этих истин не усыпляла нашу церковь, мы любим эти истины, но в то же время боремся за спасение человеческих душ. И 1600 человек, а может быть, и больше, которых я сам крестил после того, как они исповедали свою веру, являются живым доказательством тому, что эти старые истины в наше время не потеряли способность и силу вызывать пробуждения.

Таким образом, я постарался опровергнуть ложные обвинения в наш адрес. Следующие несколько минут я посвящу достоинствам кальвинизма, которым я не придаю особого значения, но на которые нельзя не обратить внимания. Итак, бесспорный факт заключается в том, что кальвинизм как богословская система прост, он доступен пониманию каждого, поэтому неграмотные люди воспринимают его гораздо легче, чем любую другую богословскую систему. Евангелие проповедуется простым людям в такой форме, чтобы им было нетрудно его понять и усвоить. Эта богословская система была доказана при помощи сложнейших философских рассуждений и принята такими людьми, как Бэкон, Лейбниц и Ньютон, и в то же время она привлекает даже душу ребенка и способствует развитию интеллекта крестьянина.

Следующее достоинство заключается в том, что, когда проповедуется кальвинистское учение, оно заставляет людей думать. Проповеди, излагающие другие учения, касаются разума человека так же, как ласточка в полете касается воды своим крылом, но это древнее учение или заставляет человека сердиться, так что он, придя домой, не может заснуть от злости, или заставляет его чувствовать себя ничтожеством, когда он вспоминает о грандиозности услышанных им истин. Следовательно, это учение не оставляет человека равнодушным, его истины овладевают сердцами людей. Я думаю, что в наш век сонного царства, когда человеческое сердце так безразлично к Божьим истинам, любое учение выгодно отличается от других, если оно способно разбудить людей. Мне кажется, иной раз полезнее раздражаться, слушая проповедь, чем получать от нее удовольствие, потому что в первом случае человек снова и снова возвращается к сказанному, пока, наконец, он не постигнет истину. Такой человек как бы играет с острыми предметами, пока в конце концов ими же не порежется.

Достоинство кальвинизма как учения и в том, что он непротиворечив. Вы не можете победить кальвиниста. Вам может казаться, что это возможно, но это только кажется. Глыбы положений учения так хорошо подходят друг ко другу, что чем больше на них давишь в надежде сдвинуть с места, тем плотнее они прилегают друг ко другу. Вы, наверное, уже заметили, что невозможно принять только одно из этих положений, не приняв их все. Например, если вы убедились, что человек полностью испорчен, тогда вы просто обязаны признать, что спасение может прийти к человеку только от Бога, к преступнику от Того, против Кого совершено преступление, а раз так, значит, Бог имеет право являть или не являть Свою милость людям. И вот вы уже принимаете избрание, а если вы приняли идею избрания, вы приняли и все остальное. Некоторые, напрягая все свои умственные способности, пытаются придерживаться только двух или трех положений из пяти, но здравая логика, как мне кажется, требует или все принять, или все отвергнуть. Все положения кальвинизма стоят как солдаты на плацу: каждый защищает свою позицию, которую очень трудно атаковать, но легко защищать. И в наши дни, когда заблуждения так распространены, а богословы соревнуются в неистовстве мысли, очень важно дать в руки молодому человеку оружие, которым он сможет поразить своих врагов, которым он легко может научиться пользоваться, которое он крепко будет держать в руках, без труда сможет извлекать из ножен и везде носить с собой. Добавлю, что это оружие не ржавеет, не ломается от сокрушительных ударов, оно всегда отточено и не тупится — истинный меч из дамасской стали, достойный участия в великих и славных битвах. Следовательно, внутренняя непротиворечивость является важным достоинством кальвинизма.

Кроме того, достоинство кальвинизма в том, что оно полностью основано на Писании и согласуется с практической жизнью верующих. Об этом подробнее будут говорить мои братья. Обычно с возрастом люди становятся все более убежденными кальвинистами. Разве это не является свидетельством истинности данного учения? Чем ближе они к небесам, к месту покоя людей Божьих, тем больше душа жаждет настоящего хлеба, тем больше она ненавидит солому и свиные рожки.

И еще добавлю: достоинство этого учения состоит в том, что оно производит самых святых людей. Давайте перечитаем наши летописи, а затем спросим наших оппонентов: «Можете ли вы назвать имена людей, которые были бы более святыми, усердными, любящими, щедрыми, чем те люди, которых можем назвать мы?» Святые в нашем календаре, хотя и не канонизированы Римом, занимают верхние строчки в книге жизни. Достаточно произнести имя любого пуританина, чтобы вызвать трепет. Святость достигла среди них такой высоты, которая сегодня редко встречается, и это неудивительно, ведь они любили истину и жили ею. А если вы скажете, что наше учение враждебно идее человеческой свободы, то мы укажем вам на Оливера Кромвеля и его храбрых железнобоких, которые все до одного были кальвинистами. Если вы скажете, что кальвинизм ведет к пассивности, то мы напомним вам об Отцах-Пилигримах и о том, как они покорили дикую Америку. Мы можем указать любое место на карте, и если там было совершено что-то значительное людьми, верившими в Божье предопределение, то это будет доказательством того, что кальвинизм не делает людей пассивными, не усыпляет их.

Как бы то ни было, лучше всего мы, придерживающиеся этого учения, сможем доказать его истинность, если будем больше молиться, жить более свято, более деятельно, и таким образом мы заградим уста невежественным людям. Неоспоримые доказательства убеждают всех: человек не может отрицать то, что видит и чувствует. Если нас будут очернять и обвинять в том, в чем мы не виновны, давайте опровергать любую ложь беспорочной жизнью. И тогда наша церковь с ее убеждениями всегда будет «блистающая, как заря, прекрасная, как луна, светлая, как солнце, грозная, как полки со знаменами».

3 часа дня, 11 апреля 1861 г

 

Из архива журнала «В начале», 2000 год.

Автор текста: Чарльз Сперджен


Дата: 06 декабря 2000
Темы:


Редакция
Автор:
Всего материалов автора: 64

Обратите внимание:


Прокомментировать