Евангелическая реформатская церковь

Минск, ул. Багратиона, 30. Богослужение: воскресение – 11:00, вторник – 19:00.

Выступление Дмитрия Лазуты

Восьмого июля этого года состоялась первая в нашей стране открытая встреча между христианами, которые представляют разные богословские учения по вопросу избрания ко спасению. Споры на эту тему ведутся со времен апостола Павла. Среди белорусских верующих дискуссия возобновилась в середине 90-х годов. За последние пять-шесть лет состоялось много личных бесед, в которых отстаивались противоположные точки зрения об избрании и других смежных вопросах. Было несколько попыток устроить официальную дискуссию, однако они увенчались успехом только в июле этого года. В церкви «Завет Христа» был проведен публичный диспут между, если говорить откровенно, арминианами и кальвинистами.

Встреча, состояла из двух частей. (Надо отметить, что тема встречи звучала следующим образом: «Учение об избрании в свете 9-й главы Послания к Римлянам».) Сначала Дмитрий Лазута и Джеф Волкер по очереди прочитали лекции по 9-й главе Послания к Римлянам, изложив соответственно арминианское и кальвинистское учения. После этого был перерыв, а затем участникам встречи, присутствовавшим в зале, была предоставлена возможность задать вопросы Д. Лазуте и Дж. Волкеру по вопросу избрания. Однако, как бывает в любом разговоре, четко придерживаться одной темы не удалось: беседа то и дело сбивалась на смежные проблемы, связанные с возможностью потери спасения и т.п. Текст беседы, также как и текст лекций, представлен в этом номере журнала, и читатели могут с ним ознакомиться.

Мы молимся о том, чтобы Бог пробудил у читателей интерес к самостоятельному изучению Писания. Не для того ли нам даны разногласия, чтобы мы, желая установить истину, с большим усердием исследовали книги Ветхого и Нового Заветов?

Мир вам, братья и сестры, друзья. Считаю привилегией и честью быть приглашенным для участия в дискуссии, интересной и, одновременно, важной, которая ведется уже на протяжении многих столетий. Хочу сразу заметить, что тема, которую нам предстоит обсудить, носит полемический характер и что наши точки зрения будут не совпадать по многих аспектам обсуждаемого вопроса. Однако я с уважением отношусь к Кальвину и Лютеру. Христианский мир никогда не был бы таким, какой он есть сегодня, если бы не эти два гениальных деятеля, которых использовал Господь для реформации христианской веры.

Сегодня мы будем говорить о девятой главе Послания к Римлянам. Отмечу, что для богословской системы, которую я сегодня представляю, это самая неудобная глава, и тем не менее я считаю, что возможно толкование этой главы в соответствии с этой самой представляемой мною богословской системой. Но прежде чем мы начнем разговор о девятой главе, я позволю себе сделать небольшое вступление.

Представители православной и католической церквей утверждают, что именно они владеют объективным основанием для толкования Священного Писания. Иными словами, они говорят, что у них есть традиция, которая оберегает их от неправильного субъективного толкования. Традиция помогает не видеть в Писании то, что мне хочется. Как только я ухожу в сторону субъективной интерпретации Писания, традиция тут же останавливает меня. В этой связи нам, представителям евангельского движения, часто приходится слышать обвинения в свой адрес со стороны православных и католических богословов в том, что якобы у евангельских верующих отсутствует такое объективное основание, и как следствие этого, они вносят в толкование Библии субъективные элементы. Однако являются ли такие обвинения обоснованными?

На протяжении последних веков в евангельском мире был создан объективный метод толкования Писания. Этот метод иногда называют историко-критическим. Что это значит? Это значит, что когда мы толкуем Священное Писание, нам в первую очередь необходимо ответить на вопросы, связанные с историческим контекстом отрывка, толкуемого нами, то есть определить, что Бог хотел сказать им, тем людям, к которым было обращено послание или книга. Это первый и очень важный вопрос. Ни в коем случае нельзя идти дальше и задаваться вопросом, что же Бог желает сказать мне сейчас, без ответа на вопрос, что Бог хотел сказать им тогда. Это и есть то объективное основание, которое удерживает нас от субъективного толкования Писания. Бог не может говорить нам сейчас нечто радикально отличное от того, что Он хотел сказать им тогда.

Таким образом, первый шаг на пути понимания любого отрывка — это воссоздание исторического контекста. Такое воссоздание особенно важно при толковании посланий. В самом начале нам необходимо задаться такими вопросами, как, например: «Какую цель ставил автор послания? Какие проблемы он пытался решить? Что происходило в той церкви, к которой обращается автор послания?» Без попытки ответа на подобные вопросы не стоит приступать к толкованию и Послания к Римлянам. От того, какими будут ответы на подобные вопросы, во многом будет зависеть логика толкования Послания к Римлянам.

Давайте обратимся к римской церкви. Из кого состояла эта церковь? В некоторых отрывках своего послания апостол Павел обращается к церкви так, как будто она состояла из язычников. «Не хочу, братия, оставить вас в неведении, что я многократно намеревался придти к вам (но встречал препятствия даже доныне), чтобы иметь некий плод и у вас, как и у прочих народов. Я должен и Еллинам и варварам, мудрецам и невеждам. Итак, что до меня, я готов благовествовать и вам, находящимся в Риме» (Рим. 1:13-15). Но чтение других отрывков создает впечатление, что Павел обращается к евреям. Например: «Вот, ты называешься Иудеем, и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом» (Рим. 2:17) или «Что же, скажем, Авраам, отец наш, приобрел по плоти?» (Рим. 4:1) и т. д. Похоже, что римская церковь состояла и из язычников, и из евреев. Внимательное изучение Послания к Римлянам и других посланий обнаруживает, что существовала серьезная проблема во взаимоотношениях между евреями и язычниками там, где соприкасались эти столь отличные во многих отношениях этнические группы. На протяжении многих веков терпимость в их отношениях отсутствовала. Ведь кем были евреи?! Они — богоизбранный народ, обладающий Божьим откровением. А кто такие язычники?.. Фарисеи каждый день молились и благодарили Бога за то, что они не родились язычниками. По представлению фарисеев, язычники жили в блуде и совершали такие преступления, о которых даже не слышали в Израиле. В общем, евреи не уважали язычников. С другой стороны, язычники так не думали о себе. Более того, кем представлялись евреи в глазах язычников? Племенем беглых рабов; людьми, которые занимались лишь сельским хозяйством, которые не достигли ничего стоящего в жизни. Вот они, римляне и греки, дали миру Сократа, Платона, Аристотеля; они создали самую сильную и дисциплинированную армию в мире, они дали миру цивилизацию. К сожалению, реальность была такой, что даже когда римляне и евреи приходили в одну церковь, проблема их взаимоотношений не решалась так просто. Конфликты на этнической почве случались и между последователями Христа.

Христианские авторы реагировали на это. Как я уже замечал ранее, автор таких посланий, как Послание к Ефесянам, Колоссянам, Римлянам ставил задачу примирить евреев с язычниками, показать, что во Христе стираются этнические грани, что во Христе все они, и язычники, и евреи, избраны и искуплены. Интересно, что апостол Павел называет представителей множества национальностей, включая евреев и язычников, — братьями. Ведь они были братьями во Христе. Между прочим, и нам не следует забывать, что мы тоже братья и сестры, несмотря на разногласия и дискуссии. Нам следует всегда помнить, что мы искуплены одним и тем же Христом, что мы одна семья во Христе, одна церковь Христова. Таким образом, одной из задач, которую ставил апостол Павел в Послании к Римлянам, было примирение язычников и евреев. Довольно часто у евреев возникало искушение обращать христиан из язычников в свою веру, иудаизм. Евреи предлагали им обрезываться, принимать особую пищу, соблюдать определенные дни недели. И Павел вмешивался в этот конфликт. Он говорил, что не надо обращать христиан из язычества в иудаизм, потому что во Христе открывается благодать, суть которой заключается в том, что Бог принимает язычников вне закона, данного Моисеем. Каким образом Павел решает задачу примирения? Довольно просто — апостол говорит, что все люди грешники и что иудеи своими достоинствами не могут заслужить Божью милость, и что язычники со своей человеческой мудростью также не угодны Богу. «Все согрешили и лишены славы Божьей» (Рим. 3:23). И язычники, и евреи получают оправдание только через веру в Христа, а не через заслуги или закон.

Но у евреев возникает серьезный вопрос: «Как так получилось, что нас, богоизбранный народ, Господь отверг, а язычников избрал? Язычников принял, а нас нет?» Давайте проследим, как идет развитие мысли в Послании к Римлянам.

Думаю, со мной все согласятся в том, что главная идея Послания к Римлянам — спасение по вере. Но почему апостол раскрывает доктрину благодати именно в этом послании и каков исторический контекст, стоящий за изложением этой доктрины?

Первая глава, или вернее, ее вторая часть, говорит о том, что язычники, познавши Бога, не прославили Его, поэтому Бог предал их в похоти сердец делать непотребство. Самый страшный список человеческих преступлений, определенно, содержится в первой главе Послания к Римлянам. Павел говорит римлянам: «Да, вы достигли многого, но посмотрите на себя, посмотрите на свою жизнь, посмотрите, к какой безнравственности привела ваша цивилизация. Вы — грешники».

Вторая глава послания, похоже, уже относится к евреям. Павел обращается к иудеям: «А вы, евреи, разве лучше? У вас есть закон, но вы никогда не жили по закону. То, что у вас есть закон, не оправдывает вас. Вы тоже грешники, не заслуживающие Божьей милости».

В третьей главе апостол утверждает, что все согрешили и лишены славы Божией. Означает ли это, что ситуация для человека столь безнадежна? Нет! Есть надежда. Любой человек, и еврей, и язычник, может обрести оправдание по благодати, даром, через веру в Христа. Но как только Павел сказал о вере, он предвидит вопрос, который тут же возникнет у каждого еврея: «Что значит через веру во Христа? Что это за новое учение? Никто никогда не спасался через веру». «Спасался, — отвечает Павел в четвертой главе. — Ничего нового я вам не говорю. Вспомните своего отца Авраама. Авраам поверил, и это вменилось ему в праведность. Вы видите, в вашей истории такой прецедент был. Проповедь, которую я излагаю сегодня, уже была в прошлом. Этот путь спасения был уже использован Богом в жизни Авраама».

Переходим к пятой главе. И здесь возникает серьезная проблема: как это возможно, что через веру во Христа можно обрести спасение? Ладно, Иисус умер на кресте за наши грехи, но ведь умер один человек? Как возможно, что смерть одного человека примирила все человечество с Богом? И снова Павел апеллирует к истории: «Ничего нового я не говорю. Помните, Адам согрешил. Что потом произошло с человечеством? Все согрешили в нем. Все умерли. Видите, работает определенный закон». «Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни. Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие» (Рим. 5:18-19). Но тогда возникает еще одна проблема, которую Павел решает в шестой главе. Его оппоненты могут задать вопрос: «Павел, а как насчет закона? Ведь результатом отмены закона будет безнравственность». К слову хочу заметить, что во многих общинах, к стыду нашего братства, существует законничество. Многие люди думают, что если убрать границы, наступит нравственная деградация. Павел не согласен с этим. Он утверждает, что общество народа Божьего без закона не будет подвержено нравственному разложению, потому что мы умерли со Христом, мы погреблись с Ним крещением в смерть, чтобы жить для Бога, жить для Его правды.

В шестой, седьмой и восьмой главах рассматриваются очень интересные вопросы отношения между законом и Духом. В седьмой главе Павел говорит, что закон не решает проблему нравственности. От того, что пришел закон, люди не стали совершенными. Более того, закон просто обнаружил грех. Если бы не было закона, не было бы и преступления. Но пришел закон и назвал вещи своими именами. Он не помог мне жить святой жизнью. Наличие закона не решило проблему греха во мне. Закон появился, но я не ожил, я не стал духовно возрастать. Проблема нравственности решается не через закон, а через Духа.

Восьмая глава — глава о Духе Святом. Откроем Послание к Галатам 3:14: «……дабы благословение Авраамово через Христа Иисуса распространилось на язычников, чтобы нам получить обещанного Духа верою». Спасение в евангельском понимании — это не просто примирение с Богом. Спасение заключается в том, что Бог послал к нам возрождающую силу Духа Святого. Проблема нравственности в христианском мире решается не заповедями и запретами, а Духом. Святой Дух становится частью жизни человека, Он проводит работу в человеческих сердцах.

Во второй части восьмой главы Павел продолжает свои рассуждения: «Посмотрите, — говорит он, — сколько страданий в этом мире. Но в этом мире страданий вы обладаете залогом Духа, и Дух, который постепенно обновляет вас, однажды преобразит и все творение. Сегодня вы еще не до конца видите результат своего спасения, но день придет, и вы увидите все сполна». Конец восьмой главы обращен, главным образом, к язычникам. Когда язычники приходили в церковь и беседовали с иудеями, иудеи делали все возможное, чтобы каким-то образом уничижить язычников. Поэтому у язычников возникало серьезное сомнение: а правда ли, что мы избраны, правда ли, что мы приняты в Божью семью? Павел говорит в 31-м стихе: «Если Бог за нас — кто против нас?» А кто был против них? Многие иудействующие христиане. Они не хотели, чтобы язычники приходили ко Христу, им не нравилось, что Бог избрал язычников. Они ревновали Бога к язычникам. Они хотели быть в Царстве Божьем без язычников. Но Павел говорит: «Не бойтесь, не смущайтесь. Бог заранее все знал, Он предопределил вас, язычников, к вечной жизни во Христе Иисусе. Если Бог за вас, кто против вас? Ни гонения, ни уничижения со стороны евреев не важны. Бог за вас. Он избрал вас от начала мира. Не смущайтесь».

И только теперь мы переходим к девятой главе. Встает серьезный вопрос. Почему Бог избрал язычников, но отверг евреев? У последних было мнение, что в силу их особого положения Бог обязан их миловать и спасать. С другой стороны, у евреев возникал вопрос: так что же, Бог неверен? Ведь Он обещал быть Богом евреев. А получается, что Он отверг Свой народ. Как это понимать?

«Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом,

2 что великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему:

3 я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти,

4 то есть Израильтян, которым принадлежат усыновление и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение, и обетования;

5 их и отцы, и от них Христос по плоти, сущий над всем Бог, благословенный во веки, аминь.»

Девятая глава начинается с печали. Павлу тяжело на сердце, он плачет и скорбит, он готов пожертвовать своим спасением за родных ему по плоти братьев. Возникает вопрос: если Бог их не избрал, если Бог предопределил их к погибели, то почему Павел печалится? «Если Богу не жалко грешников, то почему тебе, Павел, жалко, что они не предопределены и не избраны? А может быть, ты, Павел, проявляешь здесь греховную жалость?»

«Но не то, чтобы слово Божие не сбылось: ибо не все те Израильтяне, которые от Израиля.» Здесь Павел отвергает обвинения со стороны евреев в сторону Бога. Бог верен, и тот факт, что Он отверг определенную часть Израиля, вовсе не означает, что Бог изменил Своему слову — ведь есть остаток. Всегда были люди, истинные последователи Бога. С другой стороны, изволение Божье всегда происходило в избрании. Бог избрал определенную часть людей, и Бог остался верен Своему избранию.

Более того, «и не все дети Авраама, которые от семени его, но сказано: в Исааке наречется тебе семя». Иными словами, у Авраама было два сына: один от рабы, другой от свободной. Бог избирает сына свободной, Исаака, чтобы по этой линии происходило божественное избрание. Аврааму, по традиции, хотелось бы, чтобы избран был первенец, но изволение Божье не подконтрольно человеческим желаниям. Павел говорит: Бог сам избрал, кого хотел.

«И не все дети Авраама, которые от семени его, но сказано: в Исааке наречется тебе семя.

8 То есть не плотские дети суть дети Божии, но дети обетования признаются за семя.

9 А слово обетования таково: в это же время приду, и у Сарры будет сын.»

Может показаться, что выбор Бога логичен. Естественно, что Он выбрал сына свободной. И мы бы, наверное, сделали так на месте Бога. «Хорошо, — говорит Павел, — если этот выбор логичен, что вы думаете о следующем выборе: в данном случае речь идет о сыновьях свободной, близнецах. «И не одно это; но так было и с Ревеккою, когда она зачала в одно время двух сыновей от Исаака, отца нашего.

11 Ибо, когда они еще не родились и не сделали ничего доброго или худого (дабы изволение Божие в избрании происходило

12 не от дел, но от Призывающего), сказано было ей: больший будет в порабощении у меньшего,

13 как и написано: Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел.»

Возникает серьезный вопрос: о каком избрании здесь идет речь? Можно ли сказать, что здесь говорится, что Бог избрал Иакова для вечного спасения, а Исава предопределил для вечной погибели? Можно ли сказать, что это избрание относится к избранию личностей? Смею утверждать, что в этих отрывках речь не идет об избрании к вечному спасению отдельных личностей. Давайте посмотрим на текст. Книга Бытия, 25:21-23: «И молился Исаак Господу о Ревекке жене своей, потому что она была неплодна; и Господь услышал его, и зачала Ревекка, жена его.

22 Сыновья в утробе ее стали биться, и она сказала: если так будет, то для чего мне это? И пошла вопросить Господа.

23 Господь сказал ей: два племени во чреве твоем, и два различных народа произойдут из утробы твоей; один народ сделается сильнее другого, и больший будет служить меньшему».

Хочу заметить, что когда Павел цитирует отрывки из Ветхого Завета, должно толковать их, исходя из контекста самого Ветхого Завета. Когда Павел говорит об избрании в девятой главе Послания к Римлянам, он говорит о народах. «……два племени во чреве твоем, и два различных народа произойдут из утробы твоей; один народ сделается сильнее другого, и больший будет служить меньшему.» Бог избирает потомков Иакова и проходит мимо потомков Исава. Ведь в истории Израиля никогда не было, чтобы больший был в порабощении у меньшего, то есть, чтобы Исав был в порабощении у Иакова, но было наоборот. Пророческие слова о служении «большего» «меньшему» буквально исполнились не в жизни самих Исава и Иакова, а в жизни их потомков. В ст.13 Павел продолжает развивать свою мысль: «Как и написано: Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел». Цитата взята из пророка Малахии 1:2-4: «Я возлюбил вас, говорит Господь. А вы говорите: “в чем явил Ты любовь к нам?”» — Не брат ли Исав Иакову? говорит Господь; и однако же Я возлюбил Иакова, а Исава возненавидел и предал горы его опустошению, и владения его — шакалам пустыни. Если Едом скажет: “мы разорены, но мы восстановим разрушенное”, то Господь Саваоф говорит: они построят, а Я разрушу, и прозовут их областью нечестивою, народом, на который Господь прогневался навсегда». Кто такие эдомиты? Это потомки Исава. Апостол цитирует Малахию, а Малахия говорит о двух народах. Каким образом такие рассуждения соответствуют поднимаемым евреями проблемам? Павел отвечает евреям о праве Бога в деле избрания. Принцип избрания Бог уже использовал по отношению к евреям как к нации. К тому же, Он избрал потомков Исаака и Иакова не за какие-то особые заслуги, а потому, что так было Ему угодно. В истории такое уже было. Но означает ли это, что избрание, о котором говорит Павел, было избранием для спасения, а отвержение потомков Измаила и Исава означало, что следствием такого отвержения станет их неотвратимое осуждение? Вовсе нет. Не все потомки Иакова были верными Богу — многие из них уклонились в идолопоклонство, многие умерли в неверии. С другой стороны, нельзя утверждать, что все потомки Измаила и Исава погибли. Евреи, принадлежавшие к избранному народу, могли оставить путь Господень, и эдомиты, не избранные Богом, через обрезание могли приобщиться к числу избранного народа. Нельзя говорить о том, что Бог взял и расписал имя каждого человека от вечности в отношении спасения. Избрание, о котором здесь говорит Павел, носило коллективный характер и ставило определенные теократические цели. Что же касается спасения, то и избранные могли потерять спасение, а неизбранные — приобщиться к избранным.

«Что же скажем? Неужели неправда у Бога? Никак.» С человеческой точки зрения, вопрос избрания кажется несправедливым: если избрание происходит не по заслугам, то, наверное, можно говорить о неправде Бога? Апостол продолжает: «Ибо Он говорит Моисею: кого миловать, помилую; кого жалеть, пожалею». Возникает вопрос, о каком помиловании и жалости идет речь? Является ли эта жалость и милость жалостью и милостью ко спасению, а отсутствие жалости и немилость — к погибели? Давайте откроем ту историю, которая происходила в жизни Моисея и к которой направляет нас Павел своей цитатой:

«12 Моисей сказал Господу: вот, Ты говоришь мне: веди народ сей, а не открыл мне, кого пошлешь со мною, хотя Ты сказал: “Я знаю тебя по имени, и ты приобрел благоволение в очах Моих” …

17 И сказал Господь Моисею: и то, о чем ты говорил, Я сделаю, потому что ты приобрел благоволение в очах Моих, и Я знаю тебя по имени.

18 Моисей сказал: покажи мне славу Твою.

19 И сказал Господь Моисею: Я проведу пред тобою всю славу Мою и провозглашу имя Иеговы пред тобою, и кого помиловать — помилую, кого пожалеть — пожалею» (Исх. 33:12, 17-19).

Моисей обращается с определенной просьбой к Богу. Бог говорит: «Я отвечу, но знай, Моисей, это Мое право отвечать или нет». Должен признаться, что я не специалист в области еврейского языка. Но используя различные словари, я обнаружил, что то же самое слово, которое переводится здесь как «миловать», в других отрывках переводится по-другому. Например, в Быт 33:5 «миловать» равносильно «даровать, отвечать на какую-то просьбу». Бог в этом отрывке говорит: «Вы, евреи, не заноситесь. Это Мое право избирать, отвечать на любую молитву. И право избрания тоже принадлежит Мне. Если Я хочу избрать язычников, это Мое право». По крайней мере, в 33-й главе Исхода не говорится, что Бог использует слово «миловать» для спасения. Исходя из контекста, можно утверждать, что слова Бога направлены на то, чтобы дать понять Моисею, что Бог сам решает, на какую просьбу ответить, а на какую нет. «Ибо Писание говорит фараону: для того самого Я и поставил тебя, чтобы показать над тобою силу Мою и чтобы проповедано было имя Мое по всей земле. Итак, кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает.»

Едва ли кто скажет, что Бог ожесточил фараона для погибели. Я читал недавно одного кальвинистского автора, который говорит, что Бог ожесточил фараона, потому что фараон сначала сам ожесточил себя. И когда мы внимательно читаем Исход, мы замечаем, что Бог ожесточил его сердце после того, как фараон сам ожесточил свое сердце. Бог обладает правом устранять Свою благодать. В первой главе Послания к Римлянам говорится о людях, которые, «познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце — то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела». Ожесточение Божье происходит не потому, что Бог посылает зло в сердце человека (в этом случае Бог был бы автором греха). Ожесточение происходит, когда Бог позволяет делать человеку то, что человек хочет делать, т.е. позволяет человеку самовыражаться, устраняя Свою благодать.

Павел продолжает свою мысль: Бог обладает правом отвечать на ваши молитвы, миловать вас или ожесточать. Ведь если Бог ожесточает, как Он может обвинять? Если Бог посылает зло в человеческое сердце, почему человек несет ответственность за то зло, которое посылает Бог? Ответ здесь такой: а ты кто, человек, что споришь с Богом? Даже если Бог делает так, если Он от начала создал нас грешными, даже если Кальвин прав в том, что не все люди сотворены для одинаковой цели: одни для вечного спасения, в то время как другие для вечного осуждения [1], то кому бы вы пожаловались? Что мы можем сделать, ведь Он — творец, а мы — глина. Павел говорит, что Бог обладает полным правом, абсолютным владычеством, абсолютным авторитетом. Он поступает так, как хочет. Если Он захочет сделать вас грешниками, Он будет справедлив. Но делает ли так Бог? Действительно ли Бог делает грешника грешником, а потом спрашивает с него? Или Он ограничен характером справедливости, характером любви? Бог может делать все, что хочет, и никто Ему ничего не скажет. Но когда мы видим Бога путешествующим по деревням с распростертыми руками и плачущим о Иерусалиме: «Иерусалим, Иерусалим, сколько раз Я хотел собрать вас, как птица собирает своих птенцов», мы понимаем, что это не Бог сделал людей грешниками. Бог хотел бы всех спасти. И он сделал все, что Он мог, чтобы их спасти.

Здесь, в девятой главе, довольно неудобной для арминианского богословия, говорится о том, что Бог обладает правом делать все, что Он хочет. Он избрал однажды израильский народ. Сейчас Он избрал язычников, и кто мы такие, что спорим с Богом? Кто мы такие, чтобы указывать Богу, как Ему поступать? Более того, избрание происходит через веру в Христа. Избранные — это те, кто поверит в Христа. Кто вы такие, евреи, что спорите с Богом? Если Бог решил спасать и язычников через веру (не через дела, а по благодати), кто вы такие, что спорите с Богом?

Продолжим наши рассуждения: «Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один сосуд для почетного употребления, а другой для низкого?» Нелегитимно утверждать, что речь в этих отрывках идет о предопределении к спасению и о непредопределении к спасению. Давайте снова вернемся к контексту. Двадцать первый стих отправляет нас к 18-й главе книги пророка Иеремии. Павел цитирует: «Слово, которое было к Иеремии от Господа:

2 встань и сойди в дом горшечника, и там Я возвещу тебе слова Мои.

3 И сошел я в дом горшечника, и вот, он работал свою работу на кружале.

4 И сосуд, который горшечник делал из глины, развалился в руке его; и он снова сделал из него другой сосуд, какой горшечнику вздумалось сделать.

5 И было слово Господне ко мне:

6 не могу ли Я поступить с вами, дом Израилев, подобно горшечнику сему? говорит Господь. Вот, что глина в руке горшечника, то вы в Моей руке, дом Израилев».

Вы видите, что речь здесь идет не о личном спасении, а об избрании народов. В седьмом стихе: «Иногда Я скажу о каком-либо народе и царстве, что искореню, сокрушу и погублю его». Видите, что иногда Бог говорит, что благословит народ, но человек может потерять божественного благословение. Евреев Он избрал, но многие из них отвергли божественное избрание. «А иногда Я скажу, — говорит Бог, — о народе, что не принимаю его, но если народ покается, он приобщится к числу избранных детей Божьих.»

Почему Бог отверг Израиль? Почему евреи не вошли в число избранных детей Божьих? Потому что Бог их не избрал? Посмотрите, что говорит Писание: «Что же скажем? Язычники, не искавшие праведности, получили праведность, праведность от веры» (Рим. 9:30). Причина не в том, что Бог одних избрал, а других не избрал. Причина в том, что израильский народ хотел получить спасение не тем методом, который предлагал Бог. Бог предлагал спасение через веру, а израильский народ хотел получить спасение по делам. «Ибо, не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией» (Рим. 10:3). Вопрос не в том, что Бог ожесточил их сердце и не избрал, а в том, что они не покорились праведности Божьей. Израиль никак не мог принять тот факт, что тот, кто примет благодать верою, получит спасение. Евреи хотели противопоставить свою праведность праведности от веры.

Но возникает вопрос: а как можно поверить? Является ли вера каким-то абсолютно мистическим явлением, о происхождении которого мы ничего не знаем? В десятой главе Послания к Римлянам мы читаем, что вера от слышания, а слышание от слова Божьего. Петр говорит: «…как возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего вовек» (1 Пет. 1:23). Когда человек слышит слово Божье, Дух Святой просвещает человеческое сердце. Слово Божье обладает силой, и оно зарождает веру в человеческих сердцах. Бог хотел зародить веру в сердцах язычников. Слово Божье пришло к ним. Вот что говорит Павел в 10-й главе Послания к Римлянам, начиная со второй части 6-го стиха: «Не говори в сердце твоем: кто взойдет на небо? то есть Христа свести.

7 Или кто сойдет в бездну? то есть Христа из мертвых возвести.

8 Но что говорит Писание? Близко к тебе слово, в устах твоих и в сердце твоем, то есть слово веры, которое проповедуем».

Павел цитирует Моисея, который обращается к израильскому народу с предупреждением: «Вы не можете грешить и оправдывать свой грех тем, что у вас не было заповеди». Он хочет показать, что Христос — здесь, совсем рядом, и слово о Христе, проповедуемое вам, тоже здесь. «Вы не можете тем оправдать свое неверие, что якобы вы не слышали и не могли поверить. Вера от слышания и вы слышали.» Это подтверждает и 21-й стих: «…целый день Я простирал руки Мои к народу непослушному и упорному.» Если Бог их не избрал, более того, если Бог предопределил их к вечной погибели, в каком смысле Он простирал руки к непослушному духовно народу? Если судьба народа предопределена от вечности божественным декретом или планом, разве может быть искренним этот призыв? Если Бог прекрасно знает, что без Его влияния человек не может воскреснуть для духовной жизни, то как мы можем понять Бога, который стоит на всех перекрестках и призывает человека к спасению? Как же они могут спастись, если Бог предопределил их к погибели? По крайней мере с человеческой точки зрения это нечестно. Возможно, вы возразите, что у Бога другие мерки порядочности и честности и поэтому определить человека к вечной погибели, а потом призывать его, это правильно. Может быть, такое представление о правде у вас. Но мне кажется, что другие отрывки Писания опровергают это, и что правда эта не есть правда, а называется это обманом, неискренностью и лицемерием, а Бог не может лгать и лицемерить.

Мы читаем следующее: «Так и в нынешнее время, по избранию благодати, сохранился остаток» (Рим. 11:5). Не все евреи отвергнуты. Нельзя обвинять Бога в неверности. Наличие остатка, людей, которые приняли благодать верою, свидетельствует о верности Бога. Но означает ли это, что те, которые не вошли в число этого остатка, неизбранные, не смогут приобщиться к народу Божьему? Вовсе нет. «Не возбужу ли ревность в сродниках моих по плоти и не спасу ли некоторых из них?» (Рим. 11:14). У Павла есть надежда, что они вернутся через проповедь Евангелия. «Хорошо. Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся» (Рим. 11:20). С этими словами Павел обращается к язычникам: «Вы, язычники, приняты сейчас в число избранных детей Божьих, но вы не должны гордиться этим. Напротив, бойтесь, «ибо если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли и тебя.

22 Итак видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим, а благость к тебе, если пребудешь в благости Божией; иначе и ты будешь отсечен.

23 Но и те, если не пребудут в неверии, привьются, потому что Бог силен опять привить их». Причина их неизбрания в том, что они не поверили. Если они поверят, Бог их привьет назад. Они не предопределены к вечному наказанию. Они тоже избраны, но потенциально. Их задача — поверить в это избрание, и тогда Бог силен привить их. «Итак видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим, а благость к тебе, если пребудешь в благости Божией; иначе и ты будешь отсечен» (Рим. 11:22).

Помните, мы читали, что, кого хочет, Бог может миловать, а кого хочет — ожесточает. Это Его право, но Он не пользуется им. Его сердце желает всех помиловать, всех спасти. Он умер за весь мир. Когда Он плачет и говорит, что хотел иудеев помиловать, но они не захотели, Он плачет как Творец. Уже эти слезы — достаточный аргумент в пользу того, что Бог любит всех, и желает всех помиловать, всех спасти.

Тот факт, что каждый спасается через веру в Христа, не вызывает дискуссий среди евангельских верующих. Все согласятся и с тем, что определение избрания человека происходит по критерию наличия веры. Разногласия возникают тогда, когда мы переходим к вопросу о происхождении веры. Упрощенно подобный вопрос можно сформулировать следующим образом: вера от Бога или от человека? На мой взгляд, существуют две крайности в ответе на этот вопрос. Первая: вера — это Божий дар, и в том факте, что человек верит, — заслуга Бога на все сто процентов. Другая крайность: вера от человека (мне представляется, что к такой позиции тяготеет классическое армианианство). Данные разногласия возникли не на пустом месте. Проблема заключается в том, что некоторые тексты говорят, что вера от Бога и что она — Божий дар. Но есть и другие отрывки, которые невозможно игнорировать. В Рим. 4:2-3 мы читаем следующее: «Если Авраам оправдался делами, он имеет похвалу, но не пред Богом. Ибо что говорит Писание? Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность». Конечно, вы можете сказать, что это Бог дал Аврааму веру, Авраам поверил этой верой, и Бог вменил это ему в праведность, т.е. Он вменил ему в праведность веру, которую Сам же и дал. Но такое толкование явно натянуто.

Бог вменяет праведность человеку независимо от дел. А вера — это не дело. «Итак по вере, чтобы было по милости…» (Рим. 4:16). Когда кто-то что-то делает, то воздаяние происходит по долгу, а когда кто-то верит — по милости. Нельзя утверждать, что армианиане проповедуют спасение по делам потому, что они утверждают, что вера от человека. Вера — это не дело. Другой отрывок, с которым необходимо считаться сторонникам взгляда исповедующего, что в факте наличия веры в человеке нет ничего от человека, — это Евр. 11:6: «А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает». Конечно, можно сказать, что Бог дает человеку веру и потом Сам же говорит, что этот человек угождает Ему, потому что верит той верой, которую Он дал. Но для меня это не убедительно.

Когда я анализирую все эти отрывки, для меня очевидно, что, с одной стороны, вера — это Божий дар, а с другой стороны, в факте веры есть нечто от человека. Возможно, формулировка, что Бог дает веру, а человек принимает ее или отвергает, решает проблему согласования этих отрывков.

Когда мы говорим об избрании одних и отвержении других, необходимо всегда замечать, что избрание происходит на основании критерия веры. Бог определяет ко спасению тех людей, которые поверят в Иисуса Христа. Но ведь Сам же Бог дает веру, не так ли? Да, дает. Но от человека зависит принять этот дар или отвергнуть. Так и происходит в действительности: одни люди принимают дар веры, а другие отвергают. Почему одни принимают, а другие отвергают? Мы не знаем — это тайна. Существуют разные попытки объяснить эту тайну. Например, в притче о сеятеле Иисус говорит, что принятие веры зависит от той почвы, на которую падает слово, зарождающее веру. Существуют и другие интересные и в то же время сложные тексты. Например, Евангелие от Матфея 11:25: «…славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных, и открыл то младенцам». Из этого текста следует (учитывая контекст), что Бог отрывает духовные очи тому, кому Он Сам хочет. Но кому Он хочет открыть глаза?.. Безусловно, что без Божьей благодати никто из нас не пришел бы к Богу, но все же, чьи сердца Он просвещает? Прочитанный нами текст говорит, что есть определенная закономерность в этом вопросе. Не нужно проповедовать волюнтаризм, что якобы Бог сидит на небесах и по своему произволу одних спасает, а других нет. Текст говорит, что Бог открыл младенцам, а мудрым — нет. Павел в Послании к Коринфянам 1:27 сказал, что Бог избрал ничего не значащее, чтобы посрамить значащее. Иными словами, у Бога есть определенный принцип: Он избирает тех, кто откликнется на Его божественный зов и верою примет Его милость. С другой стороны, спасение — это Божий дар, и если бы не просвещающее евангельское слово, наша греховная природа не позволила бы нам увидеть нужду в Спасителе.

Пускай Бог благословит нас в земной жизни нести благую весть всем, проповедовать Христа и знать, что слово о Христе обладает огромной силой, что через Божье слово действует Святой Дух. Пускай Бог поможет нам в земной жизни утверждать наше избрание.

Итак, в девятой главе Послания к Римлянам Павел решает проблему еврейского народа, который пытается обвинить Бога в том, что Он отверг Израиль и принял язычников. Но не евреям судить Бога. Если Он по Своей воле избрал язычников и отверг народ израильский — это Его суверенное право, которым Он пользовался всегда. Но тот факт, что Бог отверг народ израильский, вовсе не означает, что евреи не избраны. У них все еще есть шанс. Если они поверят, Бог привьет их снова, и они станут частью богоизбранного народа. На это и направлены молитвы и усилия Павла в деле благовестия.

[1] Ж. Кальвин, Наставление в христианской вере, 3.21.5.

 

Из архива журнала «В начале», 2000 год.


Дата: 06 декабря 2000
Темы:


Редакция
Автор:
Всего материалов автора: 64

Обратите внимание:


Прокомментировать