Минск, Багратиона, 30. Мы в самоизоляции. Проповеди на сайте и в Youtube

Как возлюбил Бог мир?

Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.

Евангелие от Иоанна 3:16

Ибо так возлюбил Бог МИР
Ибо ТАК возлюбил Бог мир
Иоанн и Павел
Неизменность и безмерность Божьей любви
Выводы

Еще одна статья по Евангелию от Иоанна 3:16?

Без сомнения, это самый цитируемый стих Библии в современном христианском мире. О нем были сказаны тысячи проповедей. Когда нас просят кратко выразить Евангелие, мы, почти не задумываясь, вспоминаем этот отрывок. Мы настолько хорошо знаем его, что даже если разбудить нас ночью, мы повторим его в прямом и обратном порядке без запинки и объясним значение каждой запятой в нем.

Когда епископ Джон Чарльз Райл хотел подчеркнуть, что в 16 веке церковь в Англии находилась в полном упадке, в качестве примера он приводил необразованность священников, которые не могли произнести молитву «Отче наш…» и не знали, где в Ветхом или в Новом Завете находятся десять заповедей. В наши дни я слышал одного американского миссионера, который объяснял, что многие американские церкви духовно мертвы. Он утверждал, что если в такой церкви попросить процитировать Евангелие от Иоанна 3:16, никто не сможет этого сделать. Этот миссионер подразумевал, что интересующий нас стих Библии считается основой основ для современного христианина. Если какой-то стих христианин и должен знать на память, так это «Ибо так возлюбил Бог…»

Так неужели автор этой статьи хочет в сотый раз повторить то, что все уже знают? Или он хочет сказать нечто совершенно новое и никем не слыханное? В первом случае статью ни писать, ни читать не стоит. Во втором случае статья тем более не заслуживает внимания, так как нечто совершенно новое и неслыханное после двух тысяч лет исследования Библии — ересь.

Статья стоит посередине между этими двумя вариантами. Как известно, новое — это хорошо забытое старое. Давайте сотрем пыль с этого поистине золотого стиха Библии и еще раз восхитимся любовью Бога. Не зря Иоанн говорит: «Ибо так возлюбил Бог мир…». Как Бог возлюбил мир? В чем величие Его любви? На этот вопрос автор статьи пытается найти ответ. И хотя мы все задавали его себе не раз и знаем на него ответ, нам есть что переосмыслить, поэтому не откладывайте эту статью в сторону.

Ибо так возлюбил Бог МИР

Мы сможем лучше понять любовь Бога, если рассмотрим, во-первых, на кого она направлена и, во-вторых, как она выразила себя. Цель данного раздела — разобраться с объектом любви Бога. Позже мы коснемся проявления Божьей любви.

Итак, Бог возлюбил мир. Но что стоит за этим словом? Рьяные арминиане сразу же воскликнут, что под «миром» здесь подразумеваются все люди, которые когда-либо населяли, населяют и будут населять землю. Не менее рьяные кальвинисты начнут приводить доводы в пользу того, что «мир» надо сузить до избранных. И те, и другие неправы. Но как это может быть? Ведь, казалось бы, или «мир» означает всех людей, или только их часть. Как арминиане и кальвинисты могут быть одновременно не правы? Неужели существует третий вариант? Как ни странно, существует.

Необходимо понять, что здесь Иоанн использует слово «мир» не в значении количества, а в значении качества. Спор о количестве людей, которых Бог возлюбил, в данном случае просто неуместен. Он омрачает прекраснейшую истину, когда-либо слышанную человеком. Что же это за качественное понятие, которое Иоанн здесь использует? Отвечая на этот вопрос, нам придется зайти издалека и обсудить различные значения слова «мир», которые мы встречаем в Евангелии от Иоанна, а затем определить, какое из этих значений Иоанн употребляет в 16 стихе 3 главы.

В любом языке существуют многозначные слова. Например, слово «машина» в современном русском языке может употребляться в значении и автомобиля, и стиральной машины, и компьютера. Еще в нашей культуре есть довольно уникальное слово, относящееся к категории многозначных, — слово «рубль». Оно может означать и белорусский рубль, и российский рубль, и даже доллар. (Видимо, доллар называют рублем в целях конспирации.) Примером христианской многозначной лексики может служить слово «церковь»: это и собрание людей, и храм (у православных), и печать с уставом (так называемая «бумажная» церковь, которую породили бюрократические структуры некоторых деноминаций).

Многозначные слова есть и в библейском языке. Например, слово «мир» (греч. «космос») в Евангелии от Иоанна имеет, по крайней мере, три значения [1]. Во-первых, «мир» — это все творение, вселенная (Ин. 17:5; 17:24; 21:25). Во-вторых, «мир» — это земля (Ин. 11:9; 12:25; 17:13). В-третьих, «мир» — это население земли. Что касается третьего значения, то иногда Иоанн говорит о людях как таковых. Однако очень часто он подразумевает под «миром» людей, враждебно настроенных по отношению к Богу.

Например, Иоанн передает слова Иисуса о том, что мир будет ненавидеть Его учеников так же, как он ненавидел самого Иисуса (Ин. 15:18-19; 17:14). Очевидно, что здесь не подходит ни первое, ни второе значение. Иисус говорит о людях, а не о всем творении или земле. Заметьте, Он также не говорит обо всех людях, так как не включает учеников в мир. Ученики не входят в мир, не являются его частью. Они противостоят миру, а мир — им. Значит, в данном случае «мир» не означает сто процентов населения земли. «Мир» здесь означает не количество людей, а их качество. В данном случае «мир» — это люди, ненавидящие Иисуса и Его учеников.

В другом месте Иоанн записывает слова Иисуса о будущем служении Святого Духа на земле. Дух, «придя, обличит мир о грехе и о правде и о суде» (Ин. 16:8). Дух будет обличать мир. И снова не подходит ни первое, ни второе значение: Дух не может обличать все творение или землю, а только людей. Он также не может обличать всех людей, потому что некоторые уже приняли Христа. Мы делаем аналогичный вывод: здесь «мир» не означает всех людей, когда-либо живших на земле. Это слово вообще не обращает внимание на количество людей, а указывает на их качество. В данном месте «мир» — это люди, которые заслуживают обличения со стороны Бога Святого Духа.

В Евангелии от Иоанна 16:20 мы вновь встречаем слово «мир» в третьем значении: «Истинно, истинно говорю вам: вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет». В этом стихе Иисус говорит о Своей смерти и о Своем воскресении. Смерть Христа будет причиной радости для мира и горя для учеников, но позже ученики, в отличие от мира, увидев воскресшего Христа, возрадуются. Как и в предыдущих стихах Иоанн употребляет слово «мир» как качественное, а не количественное понятие: «мир» — это люди, которые радуются смерти Иисуса Христа.

Можно было бы продолжить рассмотрение стихов, в которых слово мир употребляется в третьем значении (см. Ин. 7:7; 12:31; 16:33; 17:14-16; 17:25; 18:36). Однако уже приведенных выше отрывков достаточно, чтобы можно было сделать два важных вывода о третьем значении слова «мир».

1. Слово «мир» в третьем значении не включает всех людей, которые когда-либо жили на земле.

2. Слово «мир» в третьем значении означает людей, противостоящих Христу и Его ученикам.

Таким образом, слово «мир» в Евангелии от Иоанна часто употребляется не как количественное, а как качественное понятие. «Мир» — это люди, но не просто люди. «Мир» во всех рассмотренных случаях — это люди с отрицательной духовной характеристикой. Они ненавидят Христа и Его учеников, они гонят их, они радуются смерти Христа, они не познали Бога, они ненавидят свет (Ин. 3:17-19). Христос вел войну с миром и победил его (Ин. 16:33). Дух обличает мир. Христос, Его Царство и ученики не от этого мира (17:16; 18:36). Одним словом, мир — это царство тьмы и зла.

Итак, мы пришли к бесспорному выводу, что в некоторых случаях «мир» в Евангелии от Иоанна означает падших людей, противостоящих Богу.

В каком же значении употребляется слово «мир» в Евангелии от Иоанна 3:16? Очевидно, что первые два значения не подходят. Контекст, как всегда, подскажет нам его точный смысл. В стихах с 16-го по 21-й слово «мир» используется пять раз. Очевидно, что в 16-м стихе Иоанн употребляет слово «мир» в том же значении, что и в последующих стихах. Если мы определим значение слова «мир» в стихах с 17-го по 21-й, то мы автоматически установим его значение в 16-м стихе.

Сразу же после «золотого стиха» мы читаем: «Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (ст. 17). Мир заслуживает осуждения, но в этот раз Иисус пришел не для суда, а для совершения спасения. Значит, в этом стихе идет речь не о людях как таковых, а о людях с отрицательной духовной характеристикой: они заслуживают осуждения.

Слово «мир» еще раз употребляется в 19-м стихе этой же главы. Этот стих рассеивает последние сомнения по поводу точного значения интересующего нас слова и дает ему совершенно четкое определение: «Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди больше возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы». Под светом мы должны понимать божественное откровение, которое Христос принес миру, принес людям. И что же мир (т.е. люди) сделал с этим светом? Он отверг его, потому что возлюбил тьму. Таким образом, если говорить словами самого Иоанна, «мир» — это люди, возлюбившие тьму и ненавидящие свет. Именно в этом смысле «мир» употребляется во всем отрывке 3:16-21.

«Ибо так возлюбил Бог…» людей, ненавидящих Его.

Ибо ТАК возлюбил Бог мир

Иоанн говорит не о том, сколько людей возлюбил Бог, а о том, каких людей Бог любит. Только тогда, когда мы поймем это, мы сможем по-настоящему оценить «золото» этого стиха. «Ибо ТАК возлюбил Бог…». Бог возлюбил огромное количество людей, но этого факта еще недостаточно, чтобы написать «так» большими буквами. «ТАК» начинает приобретать смысл, лишь когда мы осознаем, что Бог любит людей, не заслуживающих любви. Когда Бог посмотрел на человека, Он не увидел в нем ничего такого, за что бы его можно было возлюбить. И такая любовь нам непонятна.

Если мы любим другого человека, значит, в нем есть нечто, что нам нравится. У него могут быть плохие качества, но есть также что-то привлекательное. Мы не можем любить просто так. Мы не можем любить без причины. Нам необходимо иметь опору своей любви в том, кого мы любим. Но Бог возлюбил нас без всякой причины в нас. В человеке не было ничего, что могло бы привлечь Бога и пробудить любовь к нему. Человек является частью мира, бунтующего против Бога, распинающего Его Сына, оскорбляющего Его Духа. Любовь Бога к людям безусловна.

Я думаю, пришло время определить, что есть любовь Бога. Учебники богословия учат нас, что любовь есть желание добра другому. В случае человеческих взаимоотношений желание добра обусловлено какими-то положительными качествами в том человеке, которому мы желаем добра. В случае отношений Бога и человека, Бог любит просто потому, что Он так хочет. Любовь Бога к человеку находит опору не в человеке, потому что в нем нет ничего достойного любви, а в воле самого Бога. Таким образом, любовь Бога к человеку есть безусловное желание добра.

И не надо задавать вопрос: скольким людям Бог желает добра. Чтобы правильно понять Евангелие от Иоанна 3:16 и увидеть всю глубину этого отрывка, надо спросить: каким людям Бог желает добра. Только тогда мы поймем, почему слово «так» надо читать громко и писать большими буквами.

Джеймс Пакер в книге «Слова Бога» цитирует другого известного богослова, который пишет: «Мир — это синоним всего злого, мерзкого, отвратительного. Ничто в нем не привлекает любовь Божью… В этом стихе используется слово «мир» не для того, чтобы показать, что мир настолько велик, что объять его трудно, но для того, чтобы подчеркнуть, что мир настолько плох, что нужна огромная любовь, чтобы любить его хоть немного; намного больше любви нужно, чтобы любить его так, как возлюбил Бог, когда отдал за него Своего Сына» (с. 69).

Иоанн и Павел

Учение о безусловности любви Бога получает свое дальнейшее развитие в новозаветных писаниях. Оно играет важную роль в богословии апостола Иоанна и, особенно, в богословии апостола Павла. Это учение не является некой второстепенной истиной, напротив, оно служит фундаментом христианской жизни, поэтому мы продолжим размышления над ним, обратившись к апостольским посланиям. Однако, мы не просто повторим то, о чем уже говорили выше, а раскроем еще два качества Божьей любви: неизменность и безмерность.

Иоанн почти слово в слово повторяет 16 стих 3 главы своего Евангелия в своем первом послании. Посмотрите, он буквально цитирует самого себя: «Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него» (1 Ин. 4:9). Единственный элемент, который отличает этот стих от его родственника в Евангелии от Иоанна заключается в том, что Иоанн не упоминает, посредством чего мы получаем жизнь. Мы получаем жизнь через веру, но смысл стиха от этого не меняется.

Если при чтении Евангелия от Иоанна 3:16 у нас могли возникнуть сомнения по поводу смысла любви Божьей, то в данном случае Иоанн рассеивает их в следующем стихе, который говорит нам о безусловном характере Божьей любви: «В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши» (1 Ин. 4:10). Этот стих расшифровывает сразу несколько понятий, не совсем ясных в Ин. 3:16. Под словом «отдал» мы должны понимать «послал на смерть, которая является умилостивлениемза грехи». А под «любовью» мы должны понимать любовь, которая предшествовала нашей любви к Богу и стала источником всего доброго, что мы имеем и чем являемся. Снова мы приходим к выводу, что Бог возлюбил тех, кто не любил Его, а значит, тех, в ком не было ничего достойного Божьей любви. Божья любовь к падшим людям является результатом простого, ничем необусловленного извне решения Бога.

Давайте переключим свое внимание на апостола Павла. Павел полностью принимает учение Иоанна о безусловности любви Бога и выражает его в такой завораживающей форме, в какой мог выразить только он. В Послании к римлянам 5:6-8 Павел объясняет свое предыдущее утверждение о том, что христианская «надежда не постыжает». На чем основана наша надежда? Почему она так непоколебима? Почему даже в самые трудные моменты жизни мы можем хвалиться надеждой на то, что достигнем славы Божьей?

Ответ Павла прост и силен: наша надежда основана на том, что Христос умер за нас, когда мы были еще немощными грешниками (ст. 6). Ясно, что Христос умер за нас не как за праведных людей, а как за нечестивых, иначе Его смерть имеет мало смысла (ст. 7). И следующим стихом он раз и навсегда убивает наши сомнения о том, чем вызвана любовь Бога к нам: «Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками».

Бог доказал Свою любовь к нам! И одновременно Он открыл нам ее природу: еще когда мы были грешниками, еще когда в нас не было ничего, что не заслуживало бы осуждения Божьего, Христос умер за нас! Христос умер за нарушителей закона Божьего еще до их покаяния и веры, еще до их первого осознания того, что они оскорбляют Бога своими грехами. Не было ничего, чтобы могло побудить Бога быть добрым по отношению к нам. Любовь Бога не была обусловлена ничем в нас. Любовь Бога полностью зависела от Его свободной и независимой воли. С точки зрения Павла, любовь Бога к нам абсолютно безусловна.

Вот поэтому-то мы так непоколебимо надеемся, что, однажды получив благодать Божью, мы не лишимся ее и обязательно войдем в славу Божью. Ведь благодать, даровавшая нам оправдание и примирение, есть результат любви Бога. Если любовь Бога к нам до нашего обращения не зависела от нашего поведения, от нашего послушания Богу, от веры в Него, значит и после обращения она не зависит ни от святости, ни от веры нашей, ни от чего-либо еще в нас. Как до, так и после обращения Бог дарит нам Свою любовь безусловно. Если Он однажды возлюбил нас, Он будет любить вечно. Нет никакого фактора помимо свободной и независимой воли Бога, который мог бы повлиять на отношение Бога к нам. А значит, Его любовь к нам неизменна. А значит, оправдавшись верою, мы можем хвалиться надеждой на окончательное спасение. Такова логика апостола Павла.

Неизменность и безмерность Божьей любви

Рассуждая о безусловности любви, мы подошли к ее другому качеству: неизменности. Любовь Бога к нам неизменна, т.к. она безусловна. Однако неизменность Божьей любви также связана с ее безмерностью.

Давайте рассмотрим связь между этими двумя качествами Божьей любви: неизменностью и безмерностью.

Обратимся к гимну неизменности Божьей любви, написанному белым стихом. В нем нет рифмы, ритма и прочих атрибутов современной поэзии, но его тема настолько возвышена и прекрасна, так воздействует на наши чувства, что отнести эти слова Павла к прозе довольно сложно.

Кто отлучит нас от любви Божией:
скорбь, или теснота, или гонение,
или голод, или нагота, или опасность,
или меч?…

Ибо я уверен,
что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы,
ни Начала, ни Силы, ни настоящее,
ни будущее, ни высота, ни глубина,
ни другая какая тварь
не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе,
Господе нашем.

Послание к римлянам 8:35 и далее.

Задайте себе вопрос: что Павел не перечислил из того, что могло бы отлучить нас от спасительной любви Бога? Даже если он что-то и упустил, его главную мысль, которую он пытается передать перечислением всех возможных причин отлучения от любви Божьей, не понять очень трудно: если мы однажды обрели любовь Бога, ничто не может отделить нас от Него и Его любви.

Что дает Павлу основание обращаться к поэзии для утверждения неизменности любви Бога? Мы уже видели, что ее безусловность ведет к ее неизменности, но в данном случае Павел находит еще более великую причину неизменности любви Божьей.

Несколькими стихами выше (ст. 32) Павел задает риторический вопрос: «Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?» Если Бог дал нам первую часть спасения, Он даст нам и последнюю. Почему? Потому что Он уже отдал нам его самую драгоценную часть. Бог отдал Своего Сына. Чего Он может пожалеть нам после этого? Неужели Он пожалеет дара Духа Святого, который будет вести нас по пути освящения? Который будет давать нам силы преодолевать искушения, силы раскаиваться, если мы все-таки падаем перед ними, давать силы постоянно с верой обращаться за прощением ко Христу? Неужели Бог, отдав Сына, пожалеет Духа, который будет укреплять нашу веру и не даст угаснуть ей окончательно? Неужели Он позволит сатане, миру или остаткам греховной природы в нас полностью увлечь нас от упования на Христа? Увлечь нас, за которых Он отдал жизнь Сына? На все эти вопросы Павел дает твердый ответ: «Нет!»

Любовь Бога безмерна. Видимо, Павел понимал это лучше нас, поэтому-то он и не находит причины, по которой грешник, однажды обретший любовь Бога, может ее потерять. Поэтому-то он уверен, что ничто не может отлучить христианина от любви Бога, а тем, кто сомневается в этой истине, он не приводит аргументы, а просто задает риторические вопросы: «Что сказать на это? Как с Ним не дарует нам и всего? Кто будет обвинять избранных Божьих? Кто осуждает? Кто отлучит нас от любви Божией?» С точки зрения Павла, ответ на каждый из этих вопросов самоочевиден, не требует доказательств и объяснений, правда, только в том случае, если мы понимаем меру, а вернее, безмерность любви Божьей. Если наш разум прогнулся под тяжестью мысли о мере любви Бога, тогда убежденность в ее неизменности вклинится в самый центр нашего сердца.

Усвоив учение апостола Павла о безмерности Божьей любви, мы возвращаемся к Евангелию от Иоанна 3:16 и обнаруживаем вторую причину, по которой мы должны писать слово «так» большими буквами. Мы уже увидели, что любовь Бога величественна, потому что Он возлюбил мир. А теперь мы перешагиваем грань нашего разума, когда видим, чего, вернее Кого, Бог не пожалел из любви к нам. Мы догадываемся, что степень любви между Отцом и Сыном невообразимо превосходит любовь между отцом и сыном. И когда мы задумываемся, как невероятно сложно отцу отдать своего сына в жертву, тогда мы почти отказываемся поверить, что Отец отдал Своего Сына в жертву. В жертву за мир. Но Он сделал это!

Иоанн и Павел единодушны в учении о безусловности и безмерности любви Бога. И тот, и другой связывают эти два качества с третьим: неизменностью. Разве вы не обратили внимание на то, что в Евангелии от Иоанна 3:16 прямо заявляется о неизменности Божьей любви? Ведь сказать «вечная» — это все равно, что сказать «неизменная». А Бог из любви дарует нам вечную жизнь. Нет сомнений в том, что «вечная» указывает не только на качество жизни, но и на ее длительность. А коль скоро наша жизнь со Христом зависит от любви Бога к нам, коль скоро Бог дает нам не временную, а вечную жизнь со Христом, это означает, что любовь Бога к нам должна быть вечной. А раз вечной, то и неизменной.

Мы можем лишь коснуться этой мысли, не развивая ее. Но обратить на нее внимание мы должны, так как она еще раз подчеркивает величие Божьей любви. Любовь Бога можно оценить тем даром, который мы в конечном итоге получаем. А этот дар не больше и не меньше, чем вечная жизнь со Христом.

Выводы

Итак, мы готовы взять в руки самый мощный микрофон и провозгласить на всю вселенную любовь Бога. Если кто-то и знает, что такое любовь, если кто-то и любил когда-то, так это Бог. Любая другая любовь по сравнению с Его, это свет свечи на фоне полуденного солнца, а, может быть, и безлунная ночь после солнечного дня. «Ибо ТАК возлюбил Бог…» Мы пишем «ТАК», во-первых, потому что Бог возлюбил мир, во-вторых, потому что Бог из любви отдал Сына, а в-третьих, потому что Бог даровал нам вечную жизнь. Мы пишем «ТАК», потому что любовь Бога безусловна, безмерна и неизменна.

Как важно в споре между арминианами и кальвинистами помнить, что источником и движущей силой всего нашего спасения является любовь Бога! Безусловная, безмерная, неизменная!

Вы видите, как из этого факта следует безусловное избрание. Если Богу не за что было любить нас, то и избирать нас было не за что. Ведь если бы Бог избрал нас, предузнав, что мы уверуем во Христа, то Он мог бы и возлюбить нас по этой причине. А значит, любовь Бога не безусловна, она зависит от нашей веры. Хотя на самом-то деле наша вера зависит от любви Бога. Найдется ли арминианин, который не согласится с этим?

Вы также видите, как из этого факта следует ограниченное искупление. Любовь Бога безмерна, потому что жертва за грехи безмерна. Она достаточна для спасения всех людей без исключения. Но мы не верим, что спасутся все люди: ад пустовать не будет. Значит, мы должны или ограничить меру самой жертвы, или сузить круг тех, за кого она была реально принесена. В первом случае мы приходим к ужасному выводу, что жертва Христа не безмерна, более того, она не достаточна для нашего спасения без нашей веры. Мы дополняем жертву Христа своей верой. Чтобы не прийти к этой жуткой мысли, мы вынуждены ограничить направленность этой жертвы. Христос принес безмерную жертву за грехи избранных, т.е. тех, кого Отец избрал спасти и кому предопределил дать веру. В этом случае смерть Христа на самом деле искупает наши грехи, и каждый из нас испытывает на себе безмерную любовь Бога, принесшего за наши грехи безмерную жертву.

Наконец, вы видите, что потерять спасение невозможно, потому что любовь Бога неизменна. Если Бог однажды возлюбил нас спасающей любовью, Он никогда не отнимет ее. А разве наше спасение не является свидетельством того, что мы — объекты Божьей спасающей любви? Значит, однажды получив спасение, мы будем обладать им всегда. Неизменная любовь Бога дарует нам неизменную вечную жизнь.

[1] Ньюман Б., Греческо-русский словарь Нового Завета, М., 2000

 

Из архива журнала «В начале», 2001 год.

Автор текста: Ярослав Вязовский


Дата: 07 декабря 2001
Темы:


Редакция
Автор:
Всего материалов автора: 69

Обратите внимание:


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Имя*  
Email*