Минск, Багратиона, 30. Мы в самоизоляции. Проповеди на сайте и в Youtube

Крещение. Образ и его значение

Д-р Питер Мастерс, автор статьи, является пастором церкви Метрополитен Табернакл в центре Лондона с 1970 года

Почему Господь настаивал на крещении всех обратившихся? В чем значение крещения? Если крещение не влияет на обращение, то почему оно столь важно?

Автор статьи пытается ответить на эти вопросы, показывая, в чем крещение помогает крещаемому, церкви и окружающему миру, описывает его значение с точки зрения учения Библии.

Основываясь на Священном Писании, доктор Мастерс показывает, что библейское крещение предназначено только для верующих, и дает ответы на часто задаваемые вопросы о крещении младенцев.

Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Евангелие от Матфея 28:19

Покайтесь, и да крестится каждый из вас.

Деяния 2:38

В Новом Завете существует неразрывная связь между обращением и крещением. По своей сути они совершенно различны. Обращение — это духовное событие, а крещение — лишь физический акт. Обращение — новое рождение, дарованное свыше, а крещение преподается пастором церкви. Обращение — это внутреннее обновление души. Крещение — лишь внешний образ, оно не обладает силой спасти душу.

Тем не менее в Новом Завете покаяние и обращение неотделимы от крещения. Обращение — действительное событие; крещение — лишь образ или символ его; но если есть обращение, то обязательно должен быть и его образ — крещение. Подтверждение этому находим в книге Деяний святых Апостолов 8:36. Хранитель сокровищ страны Эфиопской уверовал в Господа и тут же спросил: «Что препятствует мне креститься?»

Несмотря на то, что от крещения не зависит спасение (оно не может зависеть, ибо следует за обращением!), тем не менее совершать его требует Господь Иисус Христос, и поэтому христиане обязаны креститься, выражая послушание Ему.

Крещение — христианское установление. Это означает, что совершать этот обряд заповедал Сам Господь Иисус Христос. В христианской церкви есть только два обряда, оба имеющие образное значение и оба установленные Христом (поэтому и называются установлениями), — крещение и вечеря Господня. Они являются иллюстрациями, отображающими спасительное деяние Христа и новые духовные взаимоотношения между Господом и Его народом. Оба они предназначены для того, чтобы, с одной стороны, прославить Христа, а с другой, укрепить силы и благословить Его людей. Мы обязаны понятьих смысл и полностью исполнить.

Ясно, что во времена Нового Завета каждый истинный верующий с готовностью повиновался заповеди Господа креститься. К примеру, об этом говорится в 1 Кор. 12:13: «Ибо все мы одним Духом крестились, в одно тело…» Очевидно, что здесь идет речь о физическом крещении; с этим согласны большинство комментаторов Библии. Жан Кальвин пишет: «Конечно, Павел говорит о крещении уверовавших». В указанном стихе апостол выражает уверенность в том, что все верующие в составе коринфской общины приняли крещение. Также он предполагает, что все члены общины в Колоссах были крещены, ибо говорит, что они были «погребены с Ним [Христом] в крещении» (Кол. 1:12). В Послании к Галатам 3:27 Павел называет всех крестившихся «облекшимися во Христа». Иными словами, все обращенные были крещены.

Полезность крещения

Итак, перед нами стоит вопрос: почему Господь настаивает на крещении всех обратившихся? В чем значение крещения? Почему оно так важно, хотя и не привносит в обращение ничего духовного? Ответ в том, что Господь установил этот обряд, чтобы укрепить христиан в их жизни по вере, упрочить церкви и объявить миру о природе христианской церкви. Пренебрегая крещением или исполняя его неправильно, мы, которые должны быть верными слугами Господа, бесчестим Его и нарушаем Его намерения.

Однако прежде чем перейти к рассмотрению многообразного значения крещения, подумаем о том, какую крещение оказывает пользу.

Во-первых, крещение помогает верующим засвидетельствовать миру о своем обращении. Свидетельствуя крещением о своем обращении, верующий укрепляет свою уверенность в спасении, его признательность Богу еще больше увеличивается. Он осознает, что если само его обращение представляло внутреннюю, незримую договоренность между ним и Господом, то теперь о ней должны узнать все окружающие. Принимая крещение, верующий дает торжественное обещание повиноваться Господу и быть верным Ему при любых обстоятельствах.

Во-вторых, крещение помогает церкви: как вечеря Господня являет перед нами Голгофу, так и крещение направляет наше внимание на обращение. Оно напоминает нам о том, что обращение — наша главная задача в жизни, что мы являемся «царственным священством», великая цель которого «возвещать совершенство» Господа (1 Пет. 2:9) и призывать людей к Нему. Каждое богослужение, на котором проводится крещение, глубоко трогает верующих, поднимает моральный дух и ободряет продолжать великую борьбу за души. Крещение напоминает церкви, что главное в ее жизни — благовествовать, что именно к этому призывает ее Господь.

В-третьих, крещение помогает неверующим (во всяком случае всем, кто пришел под влиянием живой, крестящей церкви), потому что проводит четкое разграничение между спасенными и неспасенными. Многие необращенные люди приходят в церковь и слушают проповедь Евангелия. Часто мы наблюдаем их очевидный интерес. Но время идет, и мы привыкаем к ним, а они привыкают к проповеди Евангелия, подчас превращаясь в вечных странников или номинальных христиан. Но вот они видят, как недавно уверовавшие свидетельствуют о своем обращении крещением — приобретя прощение и новую жизнь, повинуются призыву Иисуса Христа. Свидетельство крещения — это мощное Евангелие, которое часто по-новому проникает в самодовольные, медлящие и обманывающие себя души! «Неопределившиеся верующие» видят, что должен быть ответ на Слово и на призыв. Лишь новая жизнь является истинным христианством. Крещение свидетельствует «почти верующим», что им необходимо задуматься о своей жизни.

Что касается необращенных наблюдателей, то крещение устанавливает видимый «барьер» между ними и церковью. Крещение говорит о том, что для того, чтобы стать членом церкви, членом «дома Божьего», необходимо пережить обращение. Крещение провозглашает, что человеку необходимо умереть для ветхой жизни и родиться для новой прежде, чем он вправе будет назвать себя истинным христианином. (Без всякого сомнения, обычай крещения младенцев не ведет к этой цели. Совершая его, христиане провозглашают миру, будто в христианскую жизнь вступают через религиозный обряд новорожденным, а не посредством сознательного переживания обращения.)

Существует много церквей, в которых верующие ничем не отличаются от неверующих. Но там, где церкви проводят богослужения с крещением, каждый знает, что церковь — не просто приходский список или собрание людей, соглашающихся с христианским учением. Крещение показывает, что церковь — это содружество спасенных, и указывает на разницу между духовной смертью и духовной жизнью. Неудивительно, что Господь повелел креститься!

Рассмотрев, какую пользу приносит крещение, обратимся теперь к тому, что крещение, как видимый образ, призвано являть окружающим. Что отображает действие крещения людей в воде на самом деле? Следует выделить четыре главных знака в символике крещения.

Крещение — образ из четырех составляющих

1. Крещение символизирует повиновение

Крещение — образ повиновения. Господь призывает: «Покайтесь, и да крестится каждый из вас!» Мы повинуемся призыву покаяться в глубине своего сердца, а затем, принимая крещение, мы повинуемся Его призыву видимым образом, публично выражая свое духовное повиновение Богу.

Сколь совершенен образ крещения как духовного повиновения! Кто-то может подумать: «Зачем эти христиане подвергаются такому унизительному ритуалу? Зачем они добровольно совершают это незамысловатое и неудобное действие? В нем нет ничего индивидуального, никакой свободы выражения; крещение богатого никак не отличается от крещения бедного, да оно и не развивалось в течение веков. Христиане делают так лишь потому, что верят в то, что Богим повелел это делать».

Именно в этом заключается сутькрещения. Оно означает, что Бог определил путь спасения, и что этот путь один и тот же для всех. Такой обряд крещения показывает, что повиновение призыву Бога — единственный путь познания Его, что один и тот же смиренный и трудный шаг покаяния должен сделать каждый — богатый и бедный, молодой и старый.

«Но, — может подумать неверующий, — разве это единственный путь? Разве нельзя как-то по-другому угодить Богу? Не можем ли мы войти на небо своим путем, сохранив при этом свое “я”?» Нет. Есть только одно Евангелие, есть только один путь, и этот путь должны пройти все. Прийти ко Христу — значит послушаться призыва к покаянию, уверовать и признать Его господство. Крещение провозглашает, что «повиновение вере» — единственный путь к Богу.

2. Крещение символизирует прощение

Крещение ясно представляет собой образ прощения, понятный и верующим, и неверующим. Оно провозглашает, что суть спасения в омытии грехов. Погружением в воду обращенные верующие действительно заявляют: «Я полностью омыт прощающей милостью Божией». Крещение показывает, что оно не предназначено для тех людей, которые воображают, что способны угодить Богу своими стараниями. Его должны совершать люди, признающие свою нужду в полном прощении, данном даром.

Естественно, лишь полное погружение в воду дает образ полного прощения. Как крещение окроплением или обливанием небольшим количеством воды может передать эту идею? Как подобное действие может отображать полное очищение? Разве оно не является намеком на то, что необходимо лишь частичное очищение?

Если мы получили полное прощение, то нам следует хотеть, чтобы наше крещение отображало это, как того требует Писание. Истинное крещение — красноречивое заявление о том, что для истинного обращения к Богу необходимо омытие всей вины, всех грехов.

3. Крещение символизирует новую жизнь

Крещение показывает, что при обращении в жизни и характере человека происходит коренное изменение. «Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое» (2 Кор. 5:17).

Крещение погружением в воду иллюстрирует эту новую жизнь, являясь прообразом погребения и воскресения. Апостол Павел говорит об этом в Послании к Римлянам 6:3-4: «Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни». Он умер, чтобы искупить мой грех, и моя старая жизнь умерла с Ним!

Павел использует похожие слова в Послании к Колоссянам 2:12: «Бывши погребены с Ним в крещении, в Нем вы совоскресли верою в силу Бога, Который воскресил Его из мертвых».

Эти стихи показывают, что для верующих в Риме и Колоссах крещение было образом возрождения к новой жизни. «Вспомните о своем крещении, — как будто говорит им апостол, — сколь хорошо оно показало, что Бог сделал для вас и что случилось с вами?»

Крещение отобразило их смерть для греховного прошлого и прежнего образа жизни. В то же самое время оно показало, как они были воскрешены (новым рождением), чтобы жить новой жизнью. Крещение было образом их смерти как поклонников мира сего (царства тьмы) и воскрешения членами царства возлюбленного Сына Божьего.

Можно ли придумать более выразительный внешний знак глубинного изменения, произведенного обращением? Верующий целиком окунается в воду, показывая этим, что «древнее прошло», и выходит из нее, показывая, что он теперь живет новой жизнью. Тем самым он свидетельствует видимым образом, люди Божьи радуются, а неверующих Дух побуждает осознать истинную природу обращения.

Великие богословы прошлого, даже те, кто не соглашался с крещением через погружение, признавали этот аспект крещения. Так, Кальвин писал: «Крещение — не только омовение, но и умерщвление ветхого человека… Крещение означает, что мы умерли для себя и стали новой тварью». А как окроплением или обливанием можно отобразить погребение и воскресение? Единственный соответствующий способ крещения — полное погружение в воду.

4. Крещение символизирует отождествление со Христом

Четвертый важный образ, представленный крещением, — это тесное отождествление истинно обращенного человека со Христом. Обращенные теперь принадлежат Ему, стоят с Ним, представляют Его, любят Его, живут для Него и верны Ему. Крещение отображает это, поскольку принимая его, обращенные люди следуют примеру Христа, делая в точности то, что сделал Он. Они как будто следуют за Ним через воду крещения.

В Евангелии от Матфея 3:13-15мы читаем: «Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну — креститься от него. Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь; ибо так надлежит нам исполнить всякую правду».

Господь Иисус Христос был без греха и не нуждался в крещении как знаке покаяния. В чем же тогда был смысл Его крещения? Он говорит нам, что должен был исполнить все то, что требовалось от Него. В Послании к Евреям 2:17 объясняется эта мысль: «Посему Он должен был во всем уподобиться братиям, чтобы быть милостивым и верным Первосвященником пред Богом».

Для Христа было важно принять крещение, чтобы Его жизнь и пример были совершенными во всех отношениях, чтобы на Голгофе Он смог искупить человеческий грех. Помните, что Он был назначен стать спасителем и пастырем Своих искупленных. Он должен был выступить их первосвященником, их предшественником, их старшим братом. Чтобы исполнить все это в совершенстве, Он должен был сделать все то, что требовал от Своих. Иначе как мог Он быть их предшественником и примером? Вождь в древних армиях шел впереди, во главе своих солдат. Он прокладывал путь и проходил первым через все опасности. Христос же — Вождь нашего спасения (Евр. 2:10).

Если бы у Христа как у Вождя был бы хоть малейший недостаток, Он не смог бы стать нашим Спасителем, совершенным Агнцем. Но Он во всем исполнил то, что требует сейчас от Своих. Он проложил путь через крещение в водах Иордана. Он — наш Руководитель — отождествил Себя с нами, и крещением мы свидетельствуем перед миром, что и мы теперь отождествлены с Ним.

Может ли рожденный свыше верующий воздержаться от крещения, когда Агнец Божий сделал это? Крещением мы говорим Ему, церкви и окружающим: «Я буду следовать за своим Спасителем. Я буду ходить по пути Возлюбившего меня и Отдавшего Себя за меня. Я буду рядом с Ним, буду “следовать за Агнцем, куда бы Он ни пошел”» (Откр. 14:4). И потому крещение погружением означает, что мы как бы исчезаем из этого мира в воде, а выходим из нее, рождаясь в новый мир.

Крещение является великолепным выражением нашей солидарности с Христом. Одновременно оно и способ нашего отождествления с остальными верующими, прошедшими тот же путь. «Ибо все мы одним Духом крестились, в одно тело…»

О чем говорит способ крещения

Итак, крещение символизирует следующее:

а) повиновение (крестясь, мы исполняем повеление Христа);

б) прощение (погружение в воду символизирует омытие от греха);

в) новую жизнь (в крещении образ погребения и воскрешения показывает коренное изменение, наступившее со смертью для старой жизни и получением новой жизни со Христом);

г) отождествление со Христом (крестясь, мы идем за нашим Спасителем и Предшественником, показывая этим, что мы теперь тесно связаны с Ним).

Если крещение настолько символично, значит, способ крещения очень важен. Играет ли роль количество воды? Да, играет. Можем ли мы сказать: «Крещение — важно, но образ, заключенный в нем, не имеет никакого значения»? Конечно, нет. Когда способ — не погружение в воду, тогда образ изменяется радикально. Из четырех только что рассмотренных нами символов крещения все, кроме первого, не поддаются отображению иначе, как через погружение в воду.

Как нельзя потребовать от художника нарисовать пейзаж несколькими каплями краски, так нельзя отобразить обращение несколькими каплями воды. Полное погружение и частичное окропление — это совершенно разные образы. Без погружения обряд лишается смысла и библейского значения.

Согласились бы наши друзья-небаптисты, если бы мы заявили, что горсть муки и пара капель вина — это действенное выражение вечери Господней? Влияет ли на этот обряд количество хлеба и вина? Конечно, да. В этом случае произошло бы существенное вмешательство в предназначенный Господом образ, требующий, чтобы указанные продукты были съедены. То же верно и в отношении крещения.

В дальнейшем мы обратимся к учению Нового Завета о погружении, на основании красноречивого отрывка изПослания к Римлянам 6:4 и значения греческого глагола «погружать». Но тот факт, что крещение — это обряд, имеющий образный смысл, сам разрешает спор, так как Новый Завет четко показывает, что должно отображать крещение. Смысл, который заключен в крещении, можно отобразить лишь одним способом — крещением через погружение. Если мы отбрасываем погружение, существенные элементы образа (и, стало быть, Благой вести) теряются. Полное омытие, смерть и новая жизнь, наше следование за Господом — все эти символические значения крещения пропадают бесследно.

Не будем же забывать о том, что крещение — повеление Христа всем Его последователям. Он не только предлагает нам принять крещение, не только советует или рекомендует это сделать. Господь, истекший кровью за наши грехи, смотрит на нас с неописуемой милостью и любовью и повелевает креститься.

Примете ли вы крещение? Видите ли вы теперь, что ваш Спаситель настаивает на нем, показывая, что оно несет в себе евангельскую весть и является благословением для церкви и мира?

Далее мы рассмотрим, почему крещение предназначено для верующих, а не для младенцев, и почему его надо проводить через полное погружение в воду. Автор приглашает читателей посмотреть, как Библия отвечает на эти вопросы. И даже если они не вызывают у читателей никаких проблем, все равно польза от исследования этой темы будет, поскольку очень важно понять библейскую основу каждого нашего действия.

Почему не следует крестить младенцев

Крещение — только для верующих

Почему баптисты не признают, что крещение младенцев является истинным крещением, заповеданным Господом? Потому что все примеры крещения, описанные в Новом Завете, были примерами крещения верующих. Оно преподавалось лишь тем, кто лично и сознательно уверовал в Христа как своего Спасителя.

Особенно отчетливо об этом говорится в двух отрывках, приведенных в начале этой статьи. В первом из них — «Итак идите, научите все народы, крестя их…» (Мф. 28:19) — греческое слово, переведенное как «научите», буквально означает «сделайте учениками». «Сделать учениками» — это цель, крещение же следует за этой целью. Ученики, следующие за учителем, должны принимать крещение.

Во втором отрывке также говорится о том, что крещение предназначено для уверовавших: «Покайтесь, и да крестится каждый из вас» (Деян. 2:38). Здесь крещение следует за покаянием (покаянием человека, уверовавшего в Евангелие).

Слова Христа, записанные в Евангелии от Марка 16:15-16, также подчеркивают, что крещение — лишь для верующих. Господь сказал: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься спасен будет».

В Библии нет указания на крещение младенцев

В Послании к Галатам 3:26-27 Павел говорит: «Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса; все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись». В те дни Павел предполагал, что каждый обращенный принял крещение и таким образом сознательно проявил веру во Христа. Во время написания этого послания (не раньше 49 г. н.э.) не было людей, крещенных младенцами!

Все крещаемые, описанные в Новом Завете, были взрослыми верующими. Не упоминается ни об одном ребенке. Откуда же тогда появилась идея о детском крещении? Детское крещение —это просто предположение. Некоторые комментаторы говорят, что крещение «подразумевается» в разных отрывках Нового Завета. Например, они предполагают, что когда был крещен темничный страж в Филиппах, с ним были крещены и его маленькие дети. Подобное предположение возникло потому, что в тексте говорится: «…и немедленно крестился сам и все домашние его» (Деян. 16:33).Но откуда нам известно, что у темничного стража были маленькие дети? Мы не знаем этого, об их существовании нигде не сказано. Его дом, возможно, состоял из достаточно взрослых детей и прислуги, так как римскими тюремщиками часто были отставные старые воины.

Но есть еще один веский аргумент, опровергающий предположение о крещении младенцев в данной ситуации. В предыдущем стихе говорится, что Павел с Силой «проповедовали слово Господне ему и всем, бывшим в доме его». Иными словами, все находившиеся там люди были в таком возрасте, когда могли понять Благую весть и ответить на нее лично. И несколькими стихами позже мы читаем, что страж «возрадовался со всем домом своим». Все они были достаточно взрослыми, чтобы испытать радость от Благой вести о спасении. Нет сомнения, что все они уверовали сознательно и лично и поэтому были подходящими кандидатами для крещения. В том доме не было младенцев!

Защитники идеи о детском крещении приводят в подтверждение своего учения и другой стих, на который мы ссылались выше (Деян. 2:38).В этом отрывке Петр призывает людей покаяться и принять крещение, обещая дар Святого Духа всем поступившим так. Далее апостол говорит: «Ибо вам принадлежит обетование и детям вашим и всем дальним, кого ни призовет Господь Бог наш».

Означает ли это, что следует крестить младенцев, чтобы они приняли Святого Духа? Безусловно, нет, ибо здесь идет речь не о детях в буквальном смысле этого слова, а о последующих поколениях, которые уверуют в Благую весть. Ключевые слова этого отрывка — «кого ни призовет Господь Бог наш». Может быть, эти люди еще не родились или живут в далеких странах, но если призыв Божий проникнет в их сердца, и они покаются в своих грехах, то примут в свою жизнь Святого Духа. Это обетование дано тем, кто лично уверует. А уверовав, они должны будут засвидетельствовать о своем спасении крещением.

Если кто-то утверждает, что в данном отрывке говорится о том, что и младенцев можно крестить, значит, он не понимает сути отрывка. Петр утверждает, что услышавшие призыв Божий должны покаяться, чтобы принять Святого Духа. Грудные дети не могут ни услышать призыв, ни покаяться, ни принять Святого Духа, поэтому здесь речь идет не о них.

Далее, в Деян. 2:41 подтверждается учение о том, что крещение предназначено для уверовавших: «Итак охотно принявшие слово его крестились». Младенцы не могут «охотно принять слово». Лютер предполагал, что они могут. Он был убежден, что во время произнесения обрядовых слов на богослужения с крещением, грудные дети слышат и понимают их не умом (они слишком малы), но духом. Лютер говорил, что пока кто-либо не докажет ему обратное, он будет продолжать крестить младенцев! Мало кто даже из сторонников крещения младенцев был согласен с теорией Лютера.

Не было младенцев при крещении семейств

Авторы, выступающие за крещение младенцев, не могут оправдать свою точку зрения Писанием. Даже выдающийся профессор Льюис Беркхоф в своем известном «Систематическом богословии» не в состоянии привести библейского примера крещения младенца и лишь ссылается на рассмотренные выше тексты и на подобный отрывок в 1 Кор. 1:16, где Павел говорит, что он крестил Стефанов дом. Профессор Беркхоф пишет: «Новый Завет неоднократно упоминает о крещении семейств, причем это событие не выглядит необычным». Однако в подтверждение своей мысли он приводит лишь два упомянутых отрывка, ни в одном из которых не говорится о младенцах [1]. Павел, когда пишет про дом Стефана, говорит, что члены этого семейства «посвятили себя на служение святым» (1 Кор. 16:15). Семейство полностью посвятило себя пасторской заботе о бедных в церкви, а это доказывает, что оно состояло из взрослых.

Два единственных примера, приведенные профессором Беркхофом, несостоятельны, как, впрочем, и остальные его аргументы (за исключением одного, к которому мы еще вернемся). Например, он пишет: «Разве Библия где-нибудь запрещает крестить детей? Утверждает ли она, что все рожденные и воспитывающиеся в христианских семьях должны исповедать свою веру прежде, чем принять крещение? Ясно, что таких утверждений нет».

Христианам не следует совершать в церкви то или иное действие только лишь потому, что Библия не запрещает его. Напротив, мы должны совершать только те обряды, которые Господь заповедал нам совершать. Профессор Беркхоф, наряду с большинством пресвитериан и англикан, не придает никакого значения тому, что Новый Завет связывает крещение с покаянием. Но всегда, говоря о крещении, Библия подчеркивает, что люди обязаны исповедовать веру, прежде чем смогут принять крещение.

Соответствует ли крещение обрезанию?

Приводят еще один аргумент в пользу крещения младенцев, который звучит так: завет Бога с Авраамом и его потомством являлся духовным заветом, т.е «отправлением» завета благодати, и этот завет имел физический знак принадлежности к нему — обрезывался каждый младенец мужского пола. Теперь, когда завет отправляется новым способом, через церковь Иисуса Христа, знаком завета является крещение. И поскольку крещение — новозаветный эквивалент обрезания, значит, нужно крестить детей верующих.

Но эта теория, во-первых, заставляет нас игнорировать все отрывки Нового Завета, где говорится о крещении исключительно как о знаке покаяния, веры и обращения.

Во-вторых, как мы отметили, в Новом Завете нет ни единого примера крещения младенца.

В-третьих, утверждать, что крещение является эквивалентом обрезания, — просто неверно. Это умозаключение не иное как человеческое, оно не основано на Библии. Священное Писание ни одним словом не говорит об этом.

Тем не менее профессор Беркхоф (как и большинство тех, кто крестит младенцев) настаивает на том, будто это библейское учение. Он говорит: «Крещение заменило обрезание, Христос несомненно назначил его таковым… В Послании к Колоссянам 2:11-12 обрезание и крещение связываются». Однако, это не так. В Кол. 2:11-12 Павел говорит, что обрезание и крещение не равнозначны. Он говорит, что физическое обрезание не было символом спасения, в то время как христиане приняли истинное обрезание, освободившись от власти и господства греха, и это истинное обрезание символизируется крещением. Иными словами, крещение является знаком обращения.

Павел говорит, что крещение совершенно отличается от обрезания и что оно намного лучше. Обрезание напоминало иудеям об их преимуществах: они имели Слово Божие, особую Божью защиту и другие благословения. Главным образом, оно напоминало людям об Аврааме и о том, что он верой в Бога спасся [2]. Но обрезание не означало, будто они спасены просто потому, что родились евреями! Оно не гарантировало, что обрезанный человек принадлежит к искупленному народу Божьему. Крещение, однако, обозначает именно это, поэтому оно отлично от обрезания и намного выше его. Крещение и обрезание всегда надлежит противопоставлять друг другу, а не сопоставлять.

Поскольку обрезание было символом преимущества евреев перед другими народами и указывало на веру Авраама, а не на веру евреев, было уместно обрезать младенцев мужского пола. Но поскольку крещение является знаком истинного обращения, весьма неуместно крестить младенцев.

Подводя итог сказанному, нужно отметить, что единственный текст, говорящий вместе об обрезании и крещении (Кол. 2:11-12), противопоставляет их, указывая на различие между ними, а не на сходство, так что крестящие младенцев лишены всякого основания предполагать, будто крещение продолжает совершаемое ранее обрезанием. Писание гласит, что обрезание полностью отличается от крещения.

Христиане, практикующие крещение уверовавших, обычно отвергают мысль, будто особое отношение Бога к евреям во времена Ветхого Завета (завет с народом) являлось «применением» завета благодати. Завет благодати, согласно Писанию, охватывает только истинных верующих, уповающих на праведность, приобретенную Спасителем, и такие люди не могут погибнуть. Еврейский же народ ветхого завета включал множество нечестивых и неверующих людей, в том числе безбожных царей и священников. В сердцах этих людей не действовала благодать, многие из них погибли от суда Божьей руки, в предупреждение другим. Ясно, что Бог никогда не давалим обрезание как символ благодати и тем самым не поощрял их самонадеянности и нечестивости.

Завет благодати, несомненно, действовал посредством учения Ветхого Завета, но только в жизни тех отдельных людей, которые уповали на милость Божью и верили, что Он пришлет Спасителя (именно как верил Авраам). Завет с еврейским народом, включавший в себя всех евреев, имел цель, отличную от цели завета благодати, включающего только истинных верующих всех веков.

Способ — погружение

Необходимо ли погружение?

Сторонники крещения младенцев обычно возражают против крещения через погружение, будь это взрослые или дети. Они говорят, что способ крещения несущественен. Некоторые люди, согласные с учением о крещении детей, не подумав, заявляют, что баптисты-де «поднимают суматоху из-за простого количества воды». Если, однако, крещение является образом, данным самим Господом, тогда, очевидно, способ его проведения имеет большое значение. Небольшое количество воды, как было показано выше, передает лишь общую идею омытия (если вообще передает), и крещение, как образ, теряет свое значение.

Но в своем Евангелии Иоанн предостерегает нас против необдуманных высказываний о количестве воды, когда говорит: «А Иоанн также крестил в Еноне близ Салима, потому что там было много воды» (Ин. 3:23). Великий Жан Кальвин, хотя и не признавал крещение по вере, был уверен, что в этом отрывке говорится о погружении в воду: «На основании этих слов, — пишет он, — можно заключить, что Иоанн и Христос отправляли крещение, погружая все тело в воду… Здесь мы видим, как отправляли крещение… ибо они погружали все тело в воду».

Буквальное значение слова «крестить»

Читателю, наверно, известно, что слово «крестить» в греческом языке звучит как «баптидзо»и означает «погружать полностью» (или «черпать», или даже «утопить»). Основное словарное определение этого слова не вызывает разногласий. «Баптидзо» также может означать «красить», так как крашение тканей производилось через погружение ткани в краситель. Баптисты нередко сожалели о том, что ранние переводчики Библии (на английский язык — прим. пер.) учредили традицию не переводить греческое слово буквальным английским эквивалентом, но заимствовать само греческое слово. Этот выбор был явно продиктован желанием не вводить в сомнение тех, кто «погружал» обрызгиванием или обливанием!

Понятие «крестить» никогда не применялось евреями или греками для описанияцеремониальных омовений. Преподающие крещение не погружением часто аргументируют свои действия тем, что христианское крещение якобы было просто заимствовано у язычников или евреев. Например, у евреев существовал обряд омовения для язычника, обратившегося в иудаизм. Прозелит (мужского пола) сперва подвергался обрезанию, а затем ритуальному омовению. Однако, это не называлось «крещением». (Если бы Иоанн Креститель осмелился «украсть» у еврейской господствующей верхушки один из их «священных» обрядов и «злоупотребить» им, начав крестить, это вызвало бы бурю возмущений!)

Крещение Нового Завета являлось совершенно новым обрядом, введенным Иоанном Крестителем, крестившим только людей, исповедавших, что они верят его учению, покаявшихся и желающих публично признать, что ожидают Мессию. К тому же Писание свидетельствует, что Иоанн Креститель никогда не крестил младенцев.

В. Э. Вайн определяет крещение (baptism) как полное погружение в воду и приводит примеры применения глагола «баптидзо» греками: «Плутарх использует его для описания черпания вина погружением кубка в чашу, а Платон, образно, для забрасывания вопросами».

В прошлом даже сторонники крещения младенцев признавали, что слово «крещение» на греческом обозначает погружение. Интересно, что ранее использовавшаяся «Книга общей молитвы» Англиканской церкви гласит, что священник, крестя младенца, должен «погрузить его в воду осторожно и осмотрительно… Но если они свидетельствуют о том, что младенец слаб, будет достаточно полить его водой». Наблюдая, как англиканское священство проводит крещение, Ч. Сперджен заметил, что в его время появилось удивительно много «слабых» младенцев. Тем не менее, ученые авторы англиканской литургии знали великолепно, что слово «баптидзо» означает «погружать».

Можно было бы подумать, что значение греческого слова решит спор в пользу погружения, и так должно было бы быть. Однако, авторы, выступающие за другие методы, неохотно соглашаются, что погружение — единственное значение слова. Профессор Беркхоф, например, отрицает, что данное слово имеет лишь это значение. Он пишет, что «как классическая греческая литература, так и Новый Завет не оправдывают такой позиции».

Но когда профессор Беркхоф начинает доказывать свою точку зрения, то приводит очень слабые аргументы (что нетипично для него). Во-первых, он приводит длинный перечень ветхозаветных отрывков, в которых говорится об омовениях и окроплениях, но ни в одном из них не используется слово «баптидзо». Иными словами, все эти тексты не освещают значение слова «крестить».

Затем профессор Беркхоф ссылается на Евангелие от Марка 7:3-4, где в греческом тексте используется слово «крещение» («баптисмос»). Это ссылка на способ мытья (буквально «крещения») рук евреями перед едой, а также различных других предметов, включая «скамьи». Он восклицает: «Тут и в помине нет погружения!» Однако, евреи мыли руки, погружая их в воду. Другие предметы так же окунались в воду для церемониального омовения.

Кажется, что слово «скамьи» создает проблему (как можно погрузить скамью!), но «скамей»-то у иудеев не было. Они возлежали, принимая пищу. Поэтому английские «скамьи» — ни что иное как куски ткани, покрывавшие «ложе», на котором возлежали за трапезой. Вот эти куски ткани и подлежали омовению. Разумеется, их стирали обычным способом — погружением в воду. Таким образом, этот аргумент профессора Беркхофа не доказывает, что крещение можно проводить окроплением.

Профессор Беркхоф приводит ряд текстов, в которых говорится о крещении Духом (эти отрывки содержат представление «ошеломления, овладения» Духом). Хотя во всех этих отрывках слово «крещение» употребляется в его основном словарном значении «погружение», профессор Беркхоф делает противоположное заключение и утверждает: «Поскольку Новый Завет ни в одном случае не говорит прямо, что крещение проводится через погружение, доказать это, наверно, надлежит баптистам».

Здесь профессор, кажется, забыл о том, что основное значение слова «баптидзо» — погружать, окунуть в воду, и поэтому его дело доказать, что это слово может обозначать нечто другое. Ему это не удалось, хотя он приводит наилучшие из аргументов, которые имеются у сторонников непогружения. Учение последних доказать невозможно.

Слова «баптидзо» и «баптисмос» в классической греческой литературе

Профессор Беркхоф и другие его сторонники часто утверждают, что в классическом греческом языке существительное «баптисмос» и глагол «баптидзо» имеют разнообразное значение и могут описывать омовение и церемониальное очищение. Здесь уместно вспомнить о выдающемся, составленном сто лет назад, труде профессора Томаса Джефферсона Конанта, ведущего американского богослова и переводчика, председателя переводческого комитета Библии «American Standard Version». Профессор Конант был также известным ученым, занимавшимся классическим греческим языком и литературой. В своем знаменитом исследовании под названием «Baptizein» он отследил и изучил каждый случай употребления в греческой литературе слов с корнем «баптис-», начиная с самих ранних времен до современности, включая Новый Завет. Его целью было раз и навсегда установить, использовалась ли эта группа слов когда-либо в каком-либо другом значении, кроме «погружения».

В этой книге Т. Дж. Конант приводит каждый случай употребления этих слов в дошедших до нас произведениях греческой литературы и не находит ни одного примера, где бы автор отклонился от словарного значения «погружать, окунать, черпать». Даже образное метафорическое использование слов «баптисмос» и «баптидзо» связано с этим значением. Например, когда автор говорит о человеке «крещенном-погруженном» в пьянство или в долги, он имеет в виду, что данный человек как бы погрузился в воду, покрылся ею, а не просто обрызгался небольшим ее количеством. Слово «баптисмос» в греческой литературе всегда используется в его основном словарном значении — «погружение». Богословы, защищающие непогружение, давно могли бы оставить свою неопределенную надежду, будто кто-то где-то в древнегреческой литературе однажды употребил слово «баптисмос» или «баптидзо» в смысле «обрызгивание, омовение». Неумолимая действительность заключается в том, что ни в классической, ни в библейской греческой литературе нет ни одного примера использования слова в таком широком значении. Слово «крестить» употребил сам Господь, имея в виду «погружать», поэтому нам следует принимать крещение через погружение.

Намеренно ли использовался образ погребения?

Мы уже видели, что два отрывка Писания представляют крещение как образ погребения и воскрешения. Многие оправдывающие крещение младенцев соглашаются, что здесь говорится о погружении (мы выше процитировали Кальвина, одного из них). Современный богослов Джон Мюррей доказывает, что погребение и воскрешение так же не может иллюстрировать крещение, как его не может иллюстрировать надевание одежды в Послании к Галатам 3:27. Павел в том отрывке говорит: «Все вы, во Христа крестившись, во Христа облеклись» (то есть облеклись в праведность Христа как в «одежду» новой жизни).

Однако в шестой главе Послания к Римлянам и во второй главе Послания к Колоссянам символическая связь между погребением и воскрешением с одной стороны и крещением с другой настолько сильна, что проигнорировать ее, как это делает профессор Мюррей, невозможно! Тот факт, что Павел хочет сказать, что крещение изображает смерть и воскрешение, настолько очевиден, что подавляющее большинство комментаторов Библии, выступающих за крещение младенцев, соглашаются с ним.

Не раз было отмечено, что в Послании к Галатам 3:27 Павел, возможно, имел в виду тот факт, что верующий после крещения (через погружение) надевал сухую одежду. Это был прекрасный символ облечения во Христа.

Послание к Галатам 3:27 еще и с другой стороны показывает, что крещение надо проводить через погружение, ибо «крещение во Христа» само по себе как нельзя лучше символизирует наше «облечение» во Христа. Погрузившись в воду, человек выходит, облекшись в Христа. Иными словами, простое окропление или обливание небольшим количеством воды не согласуется с приведенными отрывками. Чтобы доказать, что в этих отрывках не содержится учение о погружении, профессор Мюррей вынужден утверждать, что якобы нельзя видеть в крещении символ погребения.

Крещение младенцев — мнения разошлись

Возможно, читателям неизвестно, что сторонники крещения младенцев разнятся во мнениях относительно того, что значит крещение. (Некоторые из них и сами об этом не знают.) Существует как минимум пять главных представлений о крещении младенцев, между тем, как у баптистов единое учение. Ниже приведем краткий и, хочется верить, не слишком сложный обзор различных подходов к крещению младенцев.

Хотя во времена Реформации было много баптистов, главные реформаторы, к сожалению, придерживались католической практики крещения младенцев, хотя и с принципиальными разногласиями относительно его значения. Эти разногласия были неизбежны, так как крещение младенцев противоречило учению Реформации в ключевых вопросах. Так, реформаторы подчеркивали оправдание только верой. Однако как младенцы могли веровать?

Лютер верил, что младенец через крещение возрождался, рождался свыше, причем его родители выражали веру вместо него. (Выше мы уже упоминали о представлении Лютера.) Он думал, что хотя грудные дети не обладают умственным пониманием, они могут, тем не менее, иметь духовное понимание. Правда, он допускал, что если можно было бы доказать, что нет духовного понимания у новорожденных, то их крещение выглядело бы «глупой шуткой» и даже «богохульством».

Лютеранский подход к крещению младенцев переняла Англиканская церковь, в которой священник был обязан произносить при крещении слова: «Этот ребенок возрожден и привит в тело Христа…»

Многие поколения верующих в лютеранской и англиканской церквах затруднялись сочетать такого рода выражения с тем фактом, что бесчисленные крещенные не обращались потом. Братья Весли, например, принимали догмат Англиканской церкви о том, что крещение сообщает младенцам духовную жизнь, но все же предупреждали людей не полагаться на свое крещение, поскольку крещение не гарантировало, что они не являются чадами дьявола, нуждающимися в возрождении.

Взгляд Кальвина радикально отличался от видения Лютера. Женевский реформатор верил, что все дети верующих духовно возрождены в утробе матери и что они не нуждаются в крещении, чтобы стать возрожденными. Крещение, по мнению Кальвина, оно служит символом уже случившегося. Однако, было очевидно, что не все дети верующих обнаруживают признаки истинного обращения в детстве. Многие испытывают обращение годами позже, а многие и вовсе не обращаются.

Поэтому большинство последователей Кальвина несколько изменили его позицию. Одни заявляли, что они только предполагают ребенка верующего человека возрожденным, допуская, что некоторые дети никогда не будут исповедовать Христа. (Б. Б. Ворфилд придерживался такой точки зрения.) Другие говорили о крещении как о выражении лишь обетования спасения, третьи утверждали, что младенец не считается возрожденным, но лишь предполагается избранным. Такие различия в понимании учения о крещении младенцев — еще одно доказательство, что дети не становятся христианами с рождения. Однако проблема остается: в чем смысл крещения?

Многие сторонники крещения младенцев не соглашаются ни с одной из упомянутых выше позиций: они не принимают точку зрения ни Лютера, ни Кальвина, ни другие, описанные выше. Они говорят: «Мы не знаем, какое значение имеет крещение, да это и не важно знать. Мы просто верим, что надо совершать его». Профессор Джон Мюррей, например, написал в труде «Христианское крещение»: „Почему мы крестим младенцев?.. Достаточно уже того, что это божественное учреждение… Поэтому утверждение, будто крещение совершается над младенцами на основании предполагаемого избрания или предполагаемого возрождения, представляется неоправданным и даже усложняет понимание данного вопроса».

Самые известные проповедники и богословы, верящие в крещение младенцев, так и не могут сказать, как крещение возможно совместить с отсутствием исповедания веры и что точно оно обозначает. Столь различные подходы к данному вопросу означают, что у христиан, совершающих крещение детей, нет единой точки зрения.

Христианин, верящий в крещение младенцев, должен определиться, какую точку зрения он принимает: Лютера, Кальвина или какую-либо другую.

Несколько исторических фактов о баптистах

Мы уверены, что апостолы Господа и проповедники ранней церкви крестили только уверовавших, и крестили их всегда погружением (в этом смысле их можно назвать баптистами). О крещении младенцев впервые упоминается в трактате Тертуллиана о крещении (200-206 г.г. н.э.). В трактате содержится лишь несколько предложений о крещении младенцев — сам Тертуллиан выступает однозначно против него. Однако в течение последующих двухсот лет крещение младенцев стало весьма распространенной практикой.

Как и следовало ожидать, изначальная форма крещения — крещение верующих — не исчезла. Сохранились исторические записи о существовании баптистов, датированные первым веком от рождества Христова. Существует даже особый баптистский мартиролог с летописью каждого века н.э. (Эта хроника, под названием «Мученическое зерцало беззащитных христиан», была составлена Тилеманом ван Брахтом в 1660 году.) Небезынтересно отметить, что самые первые христиане в Англии до прихода римского монаха Августина в 596 г. не крестили младенцев. В ХII веке под влиянием вальденсов в Англии появилось много баптистов. Тридцать из них умерли мученической смертью около Оксфорда в 1158 г. Тогда Генрих II приказал клеймить их лбы раскаленным железом, избить, раздеть и в мороз выгнать в поле, где они и умерли.

Джон Виклиф (ок. 1329-1384), которого называют «утренней звездой Реформации», сопротивлялся крещению младенцев, а его странствующие проповедники, лолларды, большей частью были людьми твердых баптистских убеждений.

Во времена Реформации баптистов в Англии стало так много, что Генрих VIII решил принять меры, чтобы ограничить их число. Латимер упоминает о городе, в котором жило 500 баптистов. Во время правления Эдварда VI их стало еще больше, а во время правления Марии, двое из каждых трех сожженных на кострах были баптистами. При Елизавете I Джон Фокс (автор труда, известного ныне как «Книга мучеников Фокса») обратился к королеве с просьбой помиловать двух баптистов, осужденных на смерть за свои убеждения, но королева так и не удовлетворила ее. Они были казнены в Смитфилде, в июле 1575 г. (В Англии первые и последние мученики, сожженные на костре, были баптистами. Последний из них был сожжен в 1612 г.)

В истории Англии среди мучеников было больше всего баптистов. Это объясняется тем, что, во-первых, их было много в принципе, а во-вторых, они обладали непоколебимой верностью Слову Божьему. Сегодня подавляющее большинство евангельских христиан практикуют крещение уверовавших через погружение.

[1] Другие авторы приводят еще два отрывка в подтверждение идеи крещения детей: крещение дома Корнилия (Деян. 10:48) и дома Лидии (Деян. 16:15). Но люди, собравшиеся в доме Корнилия, были «родственники его и близкие друзья», «слушавшие слово» (Деян. 10:24-44), не младенцы; Лидия же, торговавшая багряницей, наверняка далеко и часто путешествовала, а значит, по всей видимости, не была замужем, что видно также из того, что она выступала главой своего дома, приглашая апостолов остановиться у нее. Ее дом, очевидно, состоял из взрослых слуг, способных уверовать. Лишь четыре отрывка упоминают о «крещении дома», и ни в одном из этих случаев, наверняка, не участвовали младенцы.

[2] Из Рим. 4:5,11 явствует, что главная цель обрезания в том, чтобы служить знаком или указателем на веру Авраама в праведность, которую Бог вменил ему. Иными словами, оно было предназначено для того, чтобы напоминать евреям о том, что они не могут быть народом Божьим только благодаря своей национальности, а лишь по благодати, если у них есть вера, как у Авраама.

 

Из архива журнала «В начале», 2001 год.

Автор текста: Питер Мастерс


Дата: 07 декабря 2001
Темы:


Редакция
Автор:
Всего материалов автора: 69

Обратите внимание:


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Имя*  
Email*