Минск, Багратиона, 30. Мы в самоизоляции. Проповеди на сайте и в Youtube

Настойчивость святых

Будучи уверен в том, что начавший в вас доброе дело будет совершать его даже до дня Иисуса Христа.

Послание к филиппийцам 1:6

Духовной жизни со всех сторон угрожают страшные опасности. Жизнь христианина — сплошные чудеса. Представьте себе искру огня посреди бушующего моря, камень, висящий в воздухе, совершенно здорового человека в лепрозории, белоснежного лебедя, живущего на грязном озере, и вы поймете, в чем заключается чудо христианской жизни. Новая природа живет в челюстях смерти, сохраняемая Божьей силой от немедленного уничтожения.

Для поддержания подобного существования нужна сила не меньше божественной. Когда хорошо наставленный христианин смотрит на то, что его окружает, то он понимает, что подобен беззащитному голубю, летящему к своему гнезду под прицелом десяти тысяч стрел. Жизнь христианина — это отчаянный полет голубя сквозь строй вражеских копий, несущих неминуемую смерть, от которой его защищает непрерывное чудо. Просвещенный христианин видит себя путником, стоящим на высоком и узком горном хребте: с обеих сторон зияют пропасти, грозящие гибелью, но по Божьей благодати его ноги становятся ногами лани, и он способен удержаться от падения. Но если бы не Божья благодать, он уже давно сорвался бы вниз — навстречу вечной погибели. Увы! Братья мои, мы видели слишком много таких падений в жизни людей, называвших себя христианами. Это великая и постоянная боль церкви, что многие из ее числа становятся отступниками. Конечно, они никогда к ней по-настоящему и не принадлежали, но заранее об этом узнать было невозможно. Немалое число ярчайших звезд поглотила тьма. Те, кто обещал быть самым плодоносным деревом в саду Христа, оказались сорняками, хуже того — анчарами, источающими яд. Поэтому молодой вдумчивый христианин боится, как бы, облачившись в начищенные доспехи под восхищенными взглядами друзей, не вернуться с поля боя, испытав бесславное поражение. Он совсем не чувствует гордости от того, что седлает коня подобно рыцарю в сияющих доспехах; напротив, натаскивая на голову шлем и сжимая рукоять меча, он страшится мысли о том, что его могут принести обратно в лагерь с проломленным гербовым щитом и его украшениями, влачащимися в дорожной пыли. Для такого человека, осознающего духовные опасности и боящегося стать их жертвой, учение, содержащееся в прочитанном тексте, послужит прекрасным ободрением. И если мне будет дано объяснить учение о настойчивости святых до конца жизни так, чтобы вы поняли и приняли его, то я возрадуюсь всем сердцем, потому что эта истина и вас заставит радоваться и сделает вас сильными и благодарными.

Без дальнейших предисловий, мы сначала объясним значение апостольских слов, детально рассмотрев предмет его уверенности, затем подтвердим эту уверенность несколькими доводами, и, наконец, мы постараемся извлечь важные практические уроки, которым отрывок, несомненно, нас учит.

I. Во-первых, давайте объясним значение апостольских слов.

Апостол говорит о добром деле, начатом во всех святых «во Христе Иисусе, находящихся в Филиппах». Под этим он подразумевает работу благодати, совершаемую Святым Духом в душах людей. Вне всяких сомнений, это дело доброе, поскольку оно рождает в сердце добро и ничего, кроме добра. Вывести человека из тьмы на свет, избавить его от рабства своей врожденной испорченности, сделать его свободным в Господе — все это должно быть добром, добром для него самого, для общества, для церкви Божьей, для Божьей славы. Это настолько великое добро, что человек, получающий его, становится наследником всего добра, а также защитником добра и его источником. Это самое лучшее добро, которое может получить человек. Сделать человека здоровым и богатым, образованным и развитым — добро, но по сравнению со спасением души оно не имеет никакой ценности. Дело освящения есть добро в самом возвышенном смысле, потому что оно вселяет в человека хорошие мотивы, ведет к добрым делам, вводит в круг других добрых людей, обещает общение с ангелами и, в конце концов, уподобляет человека благому Богу. Кроме того, внутренняя жизнь является добрым делом, потому что она берет свое начало в чистой благости Бога. Оказывать милость всегда есть добро, тем более есть добро то, что Бог воздействует на грешных и падших людей, обновляя в них образ, с которым человек был сотворен. Дело благодати коренится в благости Отца, насаждается самоотверженной благостью Сына и ежедневно питается благостью Святого Духа. Это дело проистекает из добра, ведет к добру, поэтому оно целиком и полностью есть добро.

Апостол называет это добро «делом», и так оно и есть: обращение души есть великое дело. Если бы водопад Ниагара неожиданно заставили литься вверх вместо того, чтобы он обрушивал свои воды вниз со скалистой высоты, то это было бы не таким большим чудом, как изменение испорченной воли человека и его извращенных страстей. Уже вошла в поговорку мысль о том, что сложно вымыть эфиопа до бела и удалить пятна леопарда. А ведь здесь речь о поверхностной работе. Обновление сердцевины человеческого естества, освобождение человеческого сердца от хватки греха — это не просто перст, а целая мышца Божья. Обращение — это дело, сравнимое с творением мира. Лишь Сотворивший небо и землю способен пересотворить природу человека. Эта работа не знает аналогов, ей нет равных, она уникальна, особенно если мы вспомним, что для ее совершения потребовалось участие и Отца, и Сына, и Духа. Ибо для насаждения новой природы в христианине требуется решение Вечного Отца, смерть вечно Блаженного Сына и глубинное воздействие Достохвального Духа. Это поистине дело! Подвиги Геракла меркнут на его фоне. Борьба с гидрами и львами, очистка Эгеевых стойл — детские игры по сравнению с обновлением правого духа в падшем человеке.

Обратите внимание, апостол утверждает, что это доброе дело было начато Богом. Очевидно, что Павел не верил в те удивительные способности, которые некоторые богословы приписывают свободной воле. Он не поклонялся этой современной Диане Эфесской. Он заявляет, что доброе дело было начато Богом. Из этого я делаю вывод, что самое первое доброе желание, которое позже распускается благоухающим цветком искренней молитвы и смиренной веры, является делом Божьим. Нет, грешник, тебе никогда не опередить Бога! Первый шаг, устраняющий разделение между блудным сыном и его отцом, делает отец, а не сын. Полночь не ищет солнца; долго придется ждать, пока тьма найдет в себе зародыш света. Много веков пройдет, прежде чем ад произрастит семена небес или геенна обнаружит в своем огне пламя вечности. Так и испорченная природа никогда не выявит в себе зачатка новой духовной жизни или стремления к святости, желание Бога. Недавно, к моему великому сожалению, я слышал, как один проповедник говорил о том, что обращение есть развитие. Неужели обращение это всего лишь развитие добродетелей, спрятанных в глубине человеческой души? Конечно, нет. Эта теория есть ложь от начала до конца. В человеческом сердце нет ни крупицы духовного добра. Он нечувствителен и мертв по отношению ко всему доброму, он не может вернуться к Богу без посторонней помощи. Если бы вы могли развить то, что находится в человеческом сердце, то у вас получился бы бес, ибо именно этот дух действует в сынах противления. Дайте развитие плотскому уму человека, который есть вражда против Бога и непримирим с Богом, и получится ад. Все дело в том, что божественная жизнь покинула падшего человека. Человек мертв в грехе, и жизнь ему может быть возвращена только Жизнедавцем, а иначе вечная смерть неизбежна. Дело, совершаемое в душе истинного христианина, начато не им самим, а Господом.

В тексте также подразумевается, что начавший в нас дело должен продолжать его. «…Начавший в вас доброе дело будет совершать его…», т.е. будет заканчивать, доводить до конца. Если Бог не доведет начатое дело до конца, оно никогда не будет завершено. Божья благодать дает нам силы для каждого шага на дороге, ведущей от греха к небесам, от свиного корыта к праздничному пиру, музыке и веселью духов, достигших славы. Все доброе в христианине не только начинается, но и продолжается, и достигает совершенства, благодаря воспитательной благодати Божьей, через Иисуса Христа. Если бы моя рука держалась за дверную ручку рая, а моя нога уже стояла на яшмовом пороге небес, то и тогда я не смог бы сделать последний шаг, чтобы войти в небеса, если бы благодать, доведшая меня до этого места, не помогла бы мне завершить свой путь пилигрима. Спасение — Божье дело, а не человеческое. Это богословие Иона изучал в колледже имени Большого Кита, в университете имени Морской Глубины, и в это учебное заведение не мешало бы послать многих современных богословов. Нынешнее образование неизменно вкладывает в разум людей мысль о человеческой самодостаточности, но тот, кто прошел обучение в школе глубоких переживаний, познав порочность своего сердца, всегда будет исповедовать, что спасение от начала до конца зависит не от желающего и не от подвизающегося, а от Бога милующего.

Но главная мысль апостола Павла заключается в том, что доброе дело, которое начато Богом в верующих и которое может быть продолжено только Им, обязательно будет продолжено. Мы видим, как он сам выражает полную уверенность в этой истине. Зачем Павлу понадобилось так настаивать? «Будучи уверен в том, что…» Ведь он, вдохновляемый Духом, мог бы просто написать: «Начавший в вас доброе дело…»! Но помимо и сверх вдохновения, данного ему Святым Духом, он опирается на уверенность, которая была порождена в нем его личной верой. Он сам лично испытал милостивую поддержку Бога, а также он обладал таким ясным представлением о характере Бога и Иисуса Христа, что он просто не сомневался в том, что Бог не оставит Свое дело незаконченным. Что бы ни говорили другие, но Павел был совершенно уверен, что начавший доброе дело в Своих людях, несомненно доведет его до конца в установленное время — апостол был готов стоять за эту истину и защищать ее всеми силами.

Посмотрите, друзья, уже сами слова апостола содержат доказательство этой истины. Если Господь начал доброе дело, то почему бы Ему не продолжить и не закончить его? Что это за причина, которая может заставить Господа бросить начатое? Когда человек начинает дело и оставляет его недоделанным, то это часто объясняется нехваткой сил. Люди так говорят про недостроенную башню: «Это человек начал строить, но не смог завершить строительство». То ли непродуманность проекта, то ли нехватка средств остановили работу. Но можете ли вы себе представить, чтобы Всемогущий Иегова прекратил дело из-за непредвиденных трудностей, с которыми Он не в состоянии справиться? Он видит конец с самого начала, Он всемогущ, Его руки не слабеют, нет ничего сложного для Него. Только превратное представление о мудрости и силе Божьей может заставить думать, что Бог, начав какое-то дело, не сможет успешно завершить его в установленное время. Бог не начинает Свое дело в душе человека без предварительного размышления. От вечности Он знал обстоятельства жизни человека, предвидел его жестокосердечность и непостоянство его любви. И если Он посчитал разумным начать в нем дело, то как мы можем думать, что Он отменит или изменит Свое решение? Невозможно вообразить себе причину, по которой бы Бог решил бросить начатое дело: мотив, побудивший Его начать, продолжает действовать, ведь Бог неизменен. А значит, он должен привести к продолжению начатого.

Есть ли хотя бы один пример того, что Бог начал какое-то дело и оставил его незаконченным? Покажите мне брошенный мир, сотворенный лишь наполовину. Покажите мне вселенную, упавшую с колеса Великого Гончара, в которой просматривается форма, в которой глина наполовину высохла, но чей вид не вызывает восторга из-за незавершенности. Укажите мне на звезду, солнце, спутник — я даже соглашусь на меньшее: покажите мне травинку, муравья, песчинку праха, в которых была бы какая-то незавершенность. Пусть человек доведет что-нибудь до конца, пусть отполирует свою работу, как только может, но если положить ее под микроскоп, сразу станет видно, что о завершении говорить рано. Человек может достичь только определенного уровня завершенности, но не более того: то, что его слабому взору кажется совершенным, на самом деле далеко от идеала. Но каждое дело Бога доведено до конца с удивительнейшим старанием: Он мастерит крыло бабочки так же старательно, как творит и могучие созвездия, украшающие молчание ночи. И несмотря на это, братья, кто-то хочет убедить нас, что великое дело спасения души, начатое Богом, может быть брошено Им, оставлено незаконченным, что среди потерянных навечно душ будут те, на кого Святой Дух когда-то оказал освящающее воздействие, за кого Искупитель пролил Свою драгоценную кровь и на кого вечный Отец однажды посмотрел с благоволением и любовью. Я не верю в это. Когда я слышу подобное учение, во мне от ужаса закипает кровь; оно звучит для меня как богохульство. Нет, если Господь что-либо начал, Он закончит. Если Он возложил Свою правую руку на какое-то дело, Он не уберет ее, пока дело не будет завершено. Будь то наказание фараона язвами и окончательное уничтожение его армии в Чермном море, будь то водительство народа по пустыне и триумфальное вхождение в землю, в которой течет молоко и мед, — никогда Иегова не отступает от Своих замыслов. «Он ли скажет и не сделает? будет говорить и не исполнит?» (Чис. 23:19). Он — Бог, Он неизменен, потому сыны Иакова не истребились. В простых словах апостола заключен довод огромной силы. Он уверен — зная характер Божий — что начавший в Своих святых доброе дело будет совершать его до дня Иисуса Христа.

Обратите внимание на сроки, указанные в тексте: доброе дело должно быть закончено в день Иисуса Христа, под которым мы понимаем второе пришествие нашего Господа. Христианин не достигнет совершенства, пока Господь Иисус не сойдет с небес с восклицанием, при трубе архангела и гласе Божьем. «Но как же быть с теми, — спросит кто-то, — кто умер до второго пришествия? Как быть с ними?» Я отвечаю: их души, несомненно, достигли совершенства и сделаны достойными участия в наследии святых во свете. Но Священное Писание не считает человека совершенным, если только его душа совершенна, потому что тело также является частью человека. А поскольку тело не воскреснет из могилы до пришествия Господа Иисуса, когда мы наконец явимся в нашем человеческом совершенстве, как и Он явится в Своем совершенстве, то день второго пришествия определен как день, когда начатое Богом дело будет завершено, когда без пятна, и порока, и чего-либо подобного наши тело, душа и дух увидят благосклонное лицо Божье и вечно будут наслаждаться радостной жизнью с Богом. Вот чего мы ожидаем: Бог, научивший нас покаянию, освятит нас полностью; заставивший нас плакать горькими слезами отрет всякую слезу с этих самых глаз; облачивший нас во вретище раскаяния оденет нас в прекрасную белую одежду, которая есть праведность святых; приведший нас ко кресту доведет нас до венца; заставивший нас воззреть на пронзенного и рыдать при виде Его дарует нам увидеть Царя во всей Его красоте и узреть землю отдаленную. Та дорогая рука, которая нанесла нам рану, а затем залечила ее, в последние дни приласкает нас; призревший на нас, мертвых во грехах, и вызвавший нас к духовной жизни, будет благосклонен к нам до тех пор, пока наша жизнь не достигнет полного расцвета в той стране, где нет ни смерти, ни скорби, ни вздохов. Такова истина, которой учит нас текст.

Я вынужден сделать одно замечание, хотя оно несколько и уводит нас от главной темы. Мое удивление не знает границ, когда я думаю о наших братьях, которые придерживаются учения о настойчивости святых и все-таки остаются в англиканской церкви: ведь вероучение этой церкви противоречит их убеждениям. Вы скажете: «Почему? Разве учение о настойчивости святых не содержится в Статьях?» (Идет речь о вероисповедании англиканской церкви, которое состоит из 39 статей, поэтому часто его для краткости называют Статьями. — Прим. пер.) Да, несомненно, так оно и есть. Но катехизис открыто противоречит этому учению. В катехизисе и в тексте литургии ясно сказано, что дети рождаются свыше и становятся членами Христа в крещении. Возрождение, или рождение свыше, есть ничто иное как начало доброго Божьего дела в душе человека. А значит, в соответствии с этим текстом и в согласии с учением о настойчивости до конца жизни, это Божье дело, однажды начатое, обязательно будет совершаться до дня Иисуса Христа. Не думаю, что найдется храбрец, который станет утверждать, что доброе дело, начатое, если верить Книге Общей Молитвы (Официальная книга англиканской церкви, содержащая текст литургии. — Прим. пер.), в младенце во время так называемого крещения, всегда доводится до совершенства в день Иисуса Христа. Ибо, увы, мы видим, как эти «возрожденные» люди пьют, лгут, сквернословят; мы можем найти их в тюрьме осужденными за самые различные преступления; некоторых из них даже повесили. Если бы я был евангельским священнослужителем в англиканской церкви (Во времена Сперджена в англиканской церкви существовало внутреннее движение, которое ставило своею целью реформировать церковь и привести ее учение и практику в соответствие с Евангелием. Одним из видных деятелей этого евангельского движения был современник Сперджена епископ Джон Чарльз Райл. Он оставался священнослужителем, надеясь реформировать церковь изнутри. — Прим. пер.) и верил в учение о настойчивости до конца жизни, я тут же бы отрекся от церкви, которая учит такой нестерпимой лжи, а именно, что дело благодати начинается в ничего не сознающем младенце всякий раз, когда священник окропляет его водой. Никакое благое дело не начинается, а значит, и не продолжается. Крещение младенцев, проводимое Англиканской Епископальной Церковью, — это искажение Писания, оскорбление Бога, издевательство над истиной и обман человеческих душ. Пусть все любящие Господа и ненавидящие зло покинут все более и более отступающую церковь, чтобы не подвергнуться вместе с ней наказанию, которое обрушится на нее в день посещения.

II. Во-вторых, мы рассмотрим основания нашего учения о настойчивости святых до конца жизни.

Первое основание заключается в ясном учении Священного Писания. Но, мои дорогие друзья, чтобы процитировать все отрывки, которые учат тому, что святые не сойдут с пути, нам понадобится прочитать очень значительную часть Библии, потому что, с моей точки зрения, Писание пронизано этой истиной от начала до конца. Я часто повторяю, что если бы кто-нибудь убедил меня, что Писание не учит настойчивости верующего, я бы сразу полностью отверг Писание как книгу, которая вообще ничему не учит, которую невозможно понять, которая для простого человека все равно что китайская грамота, ибо из всех учений Писание преподносит это учение наиболее явно и недвусмысленно.

Возьмите книгу Иова, семнадцатую главу, девятый стих и вслушайтесь в свидетельство патриарха: «Но праведник будет крепко держаться пути своего, и чистый руками будет больше и больше утверждаться». Здесь не сказано: «Праведник будет спасен, что бы он ни делал» — в это мы никогда не верили и не поверим. Но сказано иначе: «…праведник будет крепко держаться пути своего…» — своего пути святости, пути преданности Богу, пути веры. Он будет держаться этого и будет в это время расти, ибо тот, у кого чистые руки, будет приходить «от силы в силу», как говорят евреи, или, как сказали бы мы, «будет становиться все сильнее и сильнее».

В сто двадцать четвертом псалме в первых двух стихах мы читаем: «Надеющийся на Господа [так описан верующий человек] как гора Сион, не подвигнется: пребывает вовек. Горы окрест Иерусалима, а Господь окрест народа Своего отныне и вовек». Вот вам два колоса, вынутые в качестве примера из богатых снопов Ветхого Завета. Что касается Нового Завета, то слова Христа в Евангелии от Иоанна, главе десятой, стихах двадцать восемь и двадцать девять не допускают возражения: «И Я даю им жизнь вечную [не временную жизнь, которая может оборваться] и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей. Отец Мой, Который дал Мне их, больше всех; и никто не может похитить их из руки Отца Моего».

Апостол говорит нам в Послании к римлянам одиннадцатой главе двадцать девятом стихе, что «дары и призвание Божие непреложны». Другими словами, какие бы дары Господь ни давал, Он никогда не сожалеет о том, что дал их, и не отбирает их. Какого бы человека Господь ни призывал, Он никогда не отменяет Своего призыва, но сохраняет его. Божья милость никогда не поступает необдуманно. Дары и призвание Божье непреложны. Проследив до конца тот ужасный отрывок в шестой главе Послания к евреям, который вызывает так много вопросов, мы обнаруживаем, что апостол, который, на первый взгляд, учит тому, что верующие могут отпасть, в девятом и десятом стихах отвергает подобную мысль: «Впрочем о вас, возлюбленные, — говорит он, — мы надеемся, что вы в лучшем состоянии и держитесь спасения, хотя и говорим так. Ибо не неправеден Бог, чтобы забыл дело ваше и труд любви, которую вы оказали во имя Его, послужив и служа святым».

Апостол Петр, который никогда не пытался чрезмерно утешать святых, а, напротив, очень строго расправлялся с любым лицемерием, очень выразительно в Первом послании первой главе пятом стихе заявляет, имея в виду всех избранных по предведению Божьему, что они «силою Божиею через веру соблюдаются ко спасению, готовому открыться в последнее время». Братья, пятьдесят четвертая глава Исаии, которую я зачитывал вам сегодня утром, а также многие похожие места, вообще не имеют никакого смысла, если дети Божьи могут отпасть, если Бог может оставить тех, кого Он предузнал. Из Библии достают все внутренности и лишают ее жизни, когда отрицают неизменную любовь Бога. Слово Божие остается за порогом, в амбар собирают одну солому, а пшеницу выбрасывают, когда пытаются вычеркнуть из Библии неизменное и бесспорное учение о том, что «стезя праведных — как светило лучезарное, которое более и более светлеет до полного дня» (Прит. 4:18).

Но мы находим подтверждение этому учению не только в ясном свидетельстве Писания, но и во всех качествах Бога. Ибо если уверовавшие во Христа не будут спасены, тогда на все качества Бога брошена тень. Если Он начинает и не заканчивает Свое дело, тогда Его имя опозорено. Где Его мудрость? Зачем Он начинал то, что не намеревался доводить до конца? Где Его сила? Разве злобные духи не будут всегда повторять: «Он не сделал, потому что не мог сделать»? Разве не будет весь ад вечно глумиться над Богом за то, что Он начал дело и бросил его? Разве не будут они говорить, что упрямство человеческого греха оказалось сильнее благодати Божьей, что гранит человеческого сердца Богу оказалось не под силу разрушить? Разве не будет сразу же опорочена всемогущая благодать? А что нам придется сказать о неизменности Бога, если Он отвергает тех, кого любит — как мы можем думать, что Он не меняется? Как человеческое сердце сможет поднимать к Нему свой взор как к Неизменному, если Он сначала любит, а потому ненавидит? И, братья мои, что станется с верностью Бога Своим обещаниям, которые Он много раз давал и подтверждал клятвами «в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать»? Где окажется Его благодать, если Он изгоняет тех, кто доверяет Ему, если после нескольких глотков Его любви, Он не позволит нам припасть к самому ее источнику? Мы больше не можем доверять Ему, если Он может забыть о Своих обещаниях и изменить Свое решение. Мы больше не смеем говорить об Авен-Езере, указывающем на прошлое, словно он может утешить нас в отношении будущего, если Господь изгоняет Своих детей, ведь получается, что прошлое не дает никакой гарантии в отношении того, что Он будет делать в будущем. Но верность Бога Своим обещаниям, Своим целям, неизменность Божьего характера и любви соединяются вместе в свидетельстве о том, что Он не может оставить и никогда не оставит до самого завершения великого дела ту душу, которой Он даровал милость.

Далее, как это может быть, чтобы праведные отпали от благодати и, в конце концов, погибли, если у нас есть учение об искуплении? Учение об искуплении — так, как мы его понимаем и считаем, что так его понимает Писание, — состоит в следующем. Иисус Христос удовлетворил божественное правосудие за грехи Своих людей. Он был наказан за них, вместо них, на их месте. Ну а если это верно — а я считаю, что любое другое искупление не стоит и ломаного гроша, — если Он действительно был достойной заместительной жертвой, тогда как дитя Божие может быть ввергнуто в ад? По какой причине оно может оказаться там? Его грехи были возложены на Христа, за что же его можно осудить? Христос был осужден вместо него. Во имя вечного правосудия, которое стоит твердо, хотя небеса и земля колеблются и дрожат, как может человек, за которого Христос пролил Свою кровь, быть виновен перед Богом, если Христос взял его вину и был наказан вместо него? Верующий обязательно достигнет славы, этого требует искупление; а коль скоро он не может достичь славы без настойчивости в святости, он будет настойчив, а иначе искупление не имеет никакой силы и значения.

Учение об оправдании доказывает эту истину. Каждый верующий в Иисуса оправдан во всем, в чем он не мог оправдаться законом Моисея. Апостол Павел считает, что оправданный человек полностью освободился от угрозы осуждения. Не продолжают ли в ваших ушах звучать раскаты грома, который слышится в словах апостола: «Кто будет обвинять избранных Божиих?» Если их не в чем обвинить, если обвинитель отсутствует, кто их осудит? Если Бог считает верующих правыми и праведными благодаря праведности Своего дорогого Сына, если они облачились в Его чудную одежду, прекрасный белый хитон праведности Спасителя, разве остается какое-то место для осуждения? А если нет ни обвинения, ни осуждения, значит, они будут держаться своего пути, будут спасены.

И далее, братья мои, ходатайство Христа на небесах является гарантией спасения для всех, кто доверяет Ему. Вспомните историю Петра: «Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя». И молитва Христа сохранила Петра, заставила его горько плакать после совершения греха. Такую же молитву неизменно бодрствующий Пастырь возносит за всех Своих избранных: Он просит день и ночь, не снимая нагрудные пластины великого Первосвященника. А если Он молится за Своих людей, как они погибнут, если только, конечно, молитва Христа не потеряла всякую силу?

Кроме того, разве вы не знаете, что каждый верующий есть «одно со Христом»? «Потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его», — говорит апостол (Еф. 5:30). Неужели у вас настолько больное воображение, что вы можете представить Христа, Главу, Чье тело постоянно теряет члены: то рука, то нога, то глаз гниют так, что приходится заменять их новыми? Эта картина слишком отвратительна для меня, чтобы я мог описывать ее более подробно. «Ибо Я живу, и вы будете жить» (Ин. 14:19) — здесь говорится о бессмертии каждого члена тела Христова. Нет ни малейшей опасности, что праведный вернется ко греху и предастся своему прежнему растлению, ибо святость Христа посредством жизненной силы Святого Духа пронизывает все духовное тело, и наименьший член сохраняется жизнью Христовой.

И снова: внутренняя жизнь христианина является гарантией того, что он не вернется назад ко греху. Возьмите, для примера, такие отрывки: «…как возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего вовек» (1 Пет. 1:23). Если это семя нетленно, живет и пребывает вовек, то как некоторые из вас говорят, что праведный может растлиться и отпасть от благодати? Послушайте Господа: «Вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную» (Ин. 4:14). Как же вы говорите, что вода, которую дает Иисус, может иссякнуть и перестать течь? Послушайте Его опять: «Как послал Меня живой Отец, и Я живу Отцом, так и ядущий Меня жить будет Мною… ядущий хлеб сей жить будет вовек» (Ин. 6:57, 58). Жизнь, которую Иисус насаждает в сердцах Своих людей, едина с Его собственной жизнью: «Ибо вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге» (Кол. 3:3). «Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе» (Кол. 3:4). В нас живет Святой Дух: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?» (1 Кор. 3:16). О возлюбленные, христианин погибнет не раньше, чем умрет Сам Бог, ибо Христос дал ему вечную жизнь, которая есть жизнь Бога: «И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей» (Ин. 10:28).

Я оставляю это учение для вашего рассуждения. Слово Божье в ваших руках, и пусть Дух Божий устранит всякие сомнения в истинности этого учения. Но помните, что правильно это учение звучит не так: «Всякий верующий в Христа будет спасен, что бы он ни делал», а так: «Всякий верующий в Иисуса получит дух святости и будет становиться на пути святости все сильнее и сильнее, пока не достигнет совершенства, которое Бог произведет в нем во время пришествия Своего дорогого Сына».

III. Наконец, мы сделаем несколько важных выводов из этого учения.

Первый из них следующий: эта истина содержит большое утешение для того из детей Божьих, кто сейчас идет во тьме и не видит света. Вы знаете, что некоторое время назад Господь открыл вам Себя. Вы помните время, когда обещания Господа были сладостны для вас, когда личность Христа представала вашему духовному взору во всей ее славе. Поэтому, возлюбленные, если сейчас ваш дух временно угнетен, если тяжелое испытание коснулось вас, прислушайтесь к этим словам: «Я Господь, Я не меняюсь». Поверьте, что даже если Он скрывает Свое лицо, Он по-прежнему любит вас. Не судите о Боге по внешним обстоятельствам, судите о Нем в соответствии с Его словом. Утешайтесь прошлым, выхватывайте головню утешения из жертвенников вчерашнего дня, чтобы зажечь жертву на жертвеннике сегодня.

Это учение должно побуждать каждого христианина к постоянным духовным стараниям, чтобы сохранить стремление к святости до конца. «Что?! — удивленно воскликнет кто-то. — Как вы делаете такой вывод из этого учения? Я думал, что вывод прямо противоположный, ибо если верующий держится своего пути до самого конца, к чему старания?» Я отвечаю: у того, кто выдвигает это возражение, неправильное представление об этом учении. Если человек должен быть сохранен в святости до конца жизни, значит, он должен быть сохранен в святости. И учение, говорящее, что он будет сохранен, — одно из самых лучших для него; оно является средством достижения желаемой цели. Если кто-то из вас твердо убежден, что какая-то определенная предпринимательская деятельность принесет вам огромный доход, неужели эта убежденность приведет вас к тому, что вы дни напролет будете нежиться в постели или вообще бросите это предприятие? Нет, уверенность в том, что вы можете быть усердными и что вы достигнете успеха, заставит вас на самом деле быть усердными. Я воспользуюсь метафорой Павла, которую он взял из игр Древней Греции: если бегун уверен, что ему суждено победить, то неужели это заставит его бежать вполсилы? Наполеон верил, что судьба предназначила ему быть великим завоевателем, и разве он не вкладывал все свои силы в военные походы?

Для того, чтобы показать, что уверенность в чем-то не только не препятствует человеку стремиться к этому, но, напротив, оживляет его, я расскажу историю из собственной жизни. Когда мне было десять лет, или даже меньше, мистер Ричард Книлл, светлой памяти человек, ревностный служитель Христов, однажды неизвестно по какой причине посадил меня к себе на колени — а дело было в доме моего деда — и произнес слова, которые запомнили и сохранили и моя семья, и особенно я сам: «Этот ребенок, — сказал он, — будет проповедовать Евангелие перед самыми большими аудиториями нашего времени». Я поверил в его пророчество, и то, что я стою сегодня перед вами, в какой-то мере является результатом той веры. Эта уверенность в том, что мне суждено проповедовать Евангелие перед большими аудиториями, не мешала мне со всем усердием получать образование. Как раз наоборот, пророчество способствовало собственному исполнению. И я молился, искал, стремился, всегда имея перед собой эту Вифлеемскую звезду: однажды я буду проповедовать Евангелие. Точно так же уверенность в том, что однажды мы достигнем совершенства, никогда не мешает истинному верующему стремиться к святости, а является сильнейшим мотивом для борьбы с испорченностью плоти и стимулом для настойчивости.

«Но постойте, — скажет кто-нибудь, — если Бог гарантирует стремление к святости до конца жизни, зачем молиться об этом?» Сэр, а как он может осмелиться молиться, если Бог не гарантировал этого? Я не смею молиться о том, чего Бог не обещал, но о том, что Бог обещал, я всегда молюсь. Я стремлюсь к тому, к чему направляет слово Божие. «Чтобы вы ни говорили, — скажет другой, — вы непоследовательны». Ну что же, мой дорогой друг, мы обязаны объяснять настолько понятно, насколько мы способны, но мы не обязаны наделять разумением тех, кто его вообще не имеет. Очень сложно показать человеку что-то правильно, если он косоглазый.

Этот текст также учит нас, как быть настойчивыми. Братья, вы видите, апостол верил, что филиппийцы будут настойчивы не потому, что они сами по себе хорошие и серьезные люди, а потому, что Бог начал в них дело. Таким образом, секрет нашего настойчивого стремления к святости в том, чтобы полагаться на Бога. Сегодня среди вас сидит дорогой брат, который раньше был членом другой христианской деноминации. Однажды вечером — в ту пору он был еще молод и как раз недавно обратился — он встал на колени для молитвы, почувствовал, что он холоден и мертв, кратко помолился и лег спать. Только он лег, как на него напал ужас из-за окружавшей его темноты и он сказал себе: «Я отпал от благодати». Дорогая добрая душа, которой он был и остается, встала с постели и начала молиться, но ее состояние не улучшилось. В пять часов утра, он отправился к одному из руководителей своей церкви и стал стучать в дверь и кричать, чтобы разбудить его. «Что вам нужно?» — спросил служитель, высунувшись в открытое окно. В ответ он услышал: «О, я отпал от благодати!» «Ну что ж, — ответил он, — если вы отпали от благодати, идите домой и доверьтесь Господу». Теперь мой друг говорит: «С тех пор я всегда доверяю Господу». Правильно. И если бы он знал об этой великой истине раньше, он бы никогда не мучил себя абсурдной мыслью об отпадении от благодати. «Отпал от благодати! Так пойди и просто доверься Господу». Да, так должны поступать все мы, отпали мы или не отпали. Мы не должны полагаться на себя, а только на дорогого Христа, умершего на кресте. Господь, если я не святой — а я часто боюсь, что не имею ничего общего со святыми людьми, — все же, Господь, я грешник, а Ты умер, чтобы спасти грешников, и за это я буду держаться. О, драгоценная кровь, если до сих пор я не пережил твою очищающую силу, если до сих пор я был исполнен горькой желчи и находился в узах неправды, то великое старое Евангелие креста остается непоколебимым: «Кто будет веровать и креститься, спасен будет». Господь, я верую сегодня, если я не веровал никогда прежде, помоги моему неверию! Вот это истинное учение о настойчивости, о настойчивости быть ничем и позволять Христу быть всем, о настойчивости в полном и простом доверии благодатной силе, которая есть в Иисусе Христе.

Наконец, этому учению есть что сказать необращенным. Я знаю, что в свое время оно проговорило ко мне. Если в этом мире что-то и было, что впервые пробудило во мне желание быть христианином, так это учение о настойчивости святых до конца жизни. Я видел своих ровесников, которые были лучше меня и которых ставили мне в пример для подражания. Я видел, как они становились подмастерьями в больших городах или даже начинали свое дело, и очень скоро все их нравственное превосходство как сквозь землю проваливалось. Вместо того, чтобы быть образцом, они превращались в людей, о которых молодежь предупреждали, чтобы они не скатились до такой же порочной жизни. Тогда мне пришла в голову мысль: «Ведь я тоже могу также опуститься в будущем! Есть ли какое-нибудь средство, которое бы гарантировало святость в будущем? Есть ли средство, воспользовавшись которым юноша может сохранить себя непорочным и уберечься от беззакония?» И я обнаружил, что если я возложу свое упование на Христа, то мне будет дано обещание, что я буду держаться своего пути и становиться все сильнее и сильнее. И хотя я боялся, что я могу никогда не стать истинным верующим и не получить великого обещания для себя лично, ибо я был недостоин, красота этой истины все же постоянно влекла меня. «О, если бы я мог прийти ко Христу и укрыться, подобно голубю, в Его ранах, тогда бы я был в безопасности. Если бы только Он омыл мои прошлые грехи, тогда бы Его Дух уберег меня от будущих грехов, и я бы проявлял настойчивое стремление к святости до конца». Неужели это не привлекает вас? О, я надеюсь, что найдутся те, кто очарован и пленен таким спасением, как это. Мы проповедуем не какое-то дышащее на ладан, хилое Евангелие, которое не способно выдержать ваш вес. Это не та колесница, чьи оси тут же лопнут, а колеса развалятся. Это не основание из песка, которое растворится в день потопа. Вечный Бог обязывает Себя заветом и клятвой, что Он напишет Свой закон на вашем сердце так, что вы никогда не отступите от Него. Он будет хранить вас, чтобы вы не блуждали в грехе, и даже если на какое-то время вы собьетесь с пути, Он вернет вас на путь праведности. О, юноши и девушки, обратитесь! Пусть ваш удел будет со Христом и Его народом. Доверьтесь Ему, доверьтесь Ему, доверьтесь Ему, и тогда эта драгоценная истина будет ваша, она отобразится и в вашей жизни.

 

Из архива журнала «В начале», 2001 год.

Автор текста: Чарльз Сперджен


Дата: 07 декабря 2001
Темы:


Редакция
Автор:
Всего материалов автора: 69

Обратите внимание:


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Имя*  
Email*