Минск, Багратиона, 30. Мы в самоизоляции. Проповеди на сайте и в Youtube

Идолы

В чем только некоторые христиане не обвиняют Жана Кальвина, он и такой, он и сякой, он искажает Писание… и т.д. Сидит степенный брат-протестант в своем офисе в кожаном кресле под репродукцией фресок Леонардо да Винчи «Тайная вечеря» и учит молодых верующих уважать Писание и не «вестись» на всякие кальвинистские штучки, а на столе лежат «раскраски» для воскресной школы, где Господь Иисус изображен в стиле комиксов. Что скажешь на это? «Сытый голодному не товарищ».

Жан Кальвин (1509 — 1564)

«…мерзость пред Богом, произведение рук художника…»

Втор.27:15

Придавать Богу видимые формы — значит открыто выступать против Закона, выступать против Закона — значит бунтовать против Бога.

1. Нам запрещено представлять Бога видимым

Понимая несовершенство сознания людей и их низкий, по сравнению с Богом, интеллектуальный уровень, Святое Писание говорит с нами простым языком, открывая разницу между истинным Богом и лжебогами, представляя последних в виде идолов. И делается это не для того, чтобы подтвердить изысканные и хитросплетённые учения философов, но для того, чтобы показать глупость и несостоятельность окружающего нас мира, пытающегося найти Бога в собственных умозаключениях. Но определение Богом Самого Себя разрушает все человеческие старания, направленные на создание устраивающего их самих божества.

Несмотря на явную несостоятельность человеческого стремления изобразить Бога, эта идея, тем не менее, покорила мир: люди делают богов из дерева, камня, золота, серебра, при помощи холста и краски — всё это мёртвая материя, она подвержена разрушению. Таким образом, человечество пытается обрядить нетленную славу вечно живого Бога в тленные одежды. Поэтому вторая заповедь Закона категорически запрещает изготовление любого предмета для последующего поклонения ему: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли» (Исх.20:4). Эти слова Господь ставит заслон перед нашим непомерным и своенравным желанием придать Богу видимые черты, и для ясности кратко перечисляет формы суеверия, которые обращают истину в ложь. Так, мы знаем, что персы поклонялись солнцу, а язычники обожествляли звёзды. Пожалуй, не осталось ни одного животного, которому бы не поклонялись древние египтяне. Казалось бы, греки поднялись на более высокую ступень развития, но и у них был целый пантеон богов, правда, уже не животных, а похожих на людей существ. Но Бог не предлагает нам вступить с Ним в дискуссию по поводу того, какая форма изображения более подходяща для богов, Он запрещает все изображения!

2. Любое видимое изображение Бога извращает Его сущность

К такому заключению мы приходим, исходя из следующего:

  • во-первых, согласно Моисею. Помните, что «говорил вам Господь на Хориве» (Втор. 4:15), что вы слышали голос, «но образа не видели» (Втор. 4:12), посему «твёрдо держите в душах ваших…, дабы вы не развратились и не сделали себе изваяний…» (Втор. 4:15, 16). Бог говорит просто и доступно, что Он против Своего изображения, и поэтому Он говорил из среды огня;
  • во-вторых, согласно пророкам. Величие Божие марается неуместной и абсурдной фантазией, пытающейся бестелесную сущность заковать в материальный образ, невидимому придать видимые черты, поместить живой Дух в мёртвое тело, а бесконечное ограничить рамками холста или куска камня. (Исайя 40:18-20, 41:7, 29, 45:9;46:5-7).

Подобное мы находим и у апостола Павла: «Итак, мы, будучи родом Божиим, не должны думать, что Божество подобно золоту или серебру, или камню, получившему образ от искусства и вымысла человеческого» (Деян. 17:29). Из вышесказанного становится очевидным, что любая статуя, любое написанное кистью изображение оскорбительно для великого Бога. И неудивительно, что Святой Дух явил эти истины из дышащего огнём облака, дабы остановить идолопоклонников. Августин приводит высказывание философа Сенеки: «Они воздвигли святое бессмертие и божков в наиболее отвратительной и постыдной форме, наделив их чертами людей или диких животных, сделав их двуполыми, с нелепыми телами, и назвали их божествами; и если бы они получили жизнь, то человечество столкнулось бы с настоящими чудовищами» («Град Божий»). Увёртки защитников изображений типа «Рисовать Бога запрещено только евреям!» несостоятельны, потому что и в Новом Завете мы читаем подобные наставления; например, апостол Павел писал афинянам, что вера в Бога несовместима с желанием изобразить Его.

3. Даже видимые образы божественного окружения не оправдывают никаких изображений Бога

Действительно, Господь Бог время от времени указывает нам на присутствие Своей Славы, используя при этом видимые образы, так что иногда можно сказать, что Он являет Себя человеку. Но все когда-либо явленные образы являются частью божественного плана: научить людей непостижимости естества Бога. Огонь, облако и мрак (Втор. 4:11), показывая славу небес, удерживают людей от вторжения в тайны Божьи страхом Божьим. Даже Моисей, с кем «говорил Господь лицем к лицу, как бы говорил кто с другом своим» (Исх. 33:11), не мог сказать, что он видел лицо Бога: «И потом сказал Он: лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исх. 33:20). Опираясь на эти стихи, мы можем сказать, что выражение «лицем к лицу» не должно восприниматься буквально. Дух Святой во время крещения Господа Иисуса Христа явился в виде голубя, но тут же исчез, чтобы не соблазнять людей изображать Его в виде птицы, чтобы у нас не появилось желание нарисовать, вырезать или отлить из металла голубя и начать поклоняться ему.

Являясь людям в образе, подобном человеческому, Бог готовил явление Иисуса Христа, однако изображать Бога и в виде человека также строжайше запрещено.

Присутствие Господа на богослужении, согласно Писанию, было устроено таким образом, чтобы не глаза, а сердца возносились ввысь. Крылья херувимов чеканной работы в скинии собрания служили своего рода покрывалом, они закрывали место святого присутствия. Оправдывать ими наличие изображений Бога и святых, рисованных или скульптурных, в церкви неуместно и глупо.

Посмотрите на серафимов (Ис. 6:2), даже они, не смея взглянуть на Бога, закрывают свои лица крылами в Его присутствии.

4. Образа и картинки противоречат Писанию

«Идолы язычников — серебро и золото, дело рук человеческих» (Пс. 134:15; 113:12). В Псалтири мы читаем то же, что и у пророка Исайи: то, что сделано руками человека, не может быть Богом и не приближает нас к Богу, ибо материя, из которой сделаны эти идолы, не вечна, она тленна. Даже серебро и золото не вечны, что тогда говорить о гипсе, красках, дереве и глине. Нет ничего более недостойного, чем создавать богов из мёртвой материи. Псалмопевец утверждает, что смертные люди, увлекаемые недомыслием и глупостью, пытаются изобразить затаённое дыхание, веяние Духа, отваживаясь присваивать своим изделиям славу Божью. Человек вынужден признать, что он не вечен, но, тем не менее, пытается придать вечному Богу качества куска железа или камня.

Откуда, как не из человеческого воображения, родились идолы? Посмотрите, какую картину нарисовал пророк Исайя.

«Плотник, выбрав дерево, протягивает по нему линию, остроконечным орудием делает на нем очертание, потом обделывает его резцом и округляет его, и выделывает из него образ человека красивого вида, чтобы поставить его в доме. Он рубит себе кедры, берет сосну и дуб, которые выберет между деревьями в лесу, садит ясень, а дождь возращает его. И это служит человеку топливом, и часть из этого употребляет он на то, чтобы ему было тепло, и разводит огонь, и печет хлеб. И из того же делает бога, и поклоняется ему, делает идола, и повергается перед ним. Часть дерева сожигает в огне, другою частью варит мясо в пищу, жарит жаркое и ест досыта, а также греется и говорит: «хорошо, я согрелся; почувствовал огонь». А из остатков от того делает бога, идола своего, поклоняется ему, повергается перед ним и молится ему, и говорит: «спаси меня, ибо ты бог мой». Не знают и не разумеют они: Он закрыл глаза их, чтобы не видели, и сердца их, чтобы не разумели. И не возьмет он этого к своему сердцу, и нет у него столько знания и смысла, чтобы сказать: «половину его я сжег в огне и на угольях его испек хлеб, изжарил мясо и съел; а из остатка его сделаю ли я мерзость? буду ли поклоняться куску дерева?». Он гоняется за пылью; обманутое сердце ввело его в заблуждение, и он не может освободить души своей и сказать: «не обман ли в правой руке моей?» (Ис. 44:13-20).

И, тем не менее, обычаи мира сего главенствуют на земле, потому что сердце человека порочно.

Нам необходимо помнить, как Святое Писание относится к суеверным потугам человечества, называя все эти тщетные попытки «делами рук человеческих» (Ис. 2:8, 3:1, 37:19; Ос. 14:3; Мих. 5:13). Часто недоумение пророков переходит в гнев, потому что то, что принадлежит Богу, у Него отбирается и отдаётся мертвечине — изделию рук человеческих. И поскольку конца этому не видно, Писание говорит: «Подобны им да будут делающие их и все, надеющиеся на них» (Пс.113:16).

5. Заблуждения папы Римского Григория

В своём письме епископу марсельскому Серенею папа Григорий Великий писал, что изображения являются книгами для неграмотных. Если бы папа был более прилежным учеником в Слове Божьем и сверял свои высказывания с ним, то он никогда не позволил бы себе подобного высказывания, потому что Иеремия пишет, что «пустое учение — это дерево» (Иер. 8:10). Также Аввакум учит, что истукан — лжеучитель(Авв. 2:18). Из Библии, если мы только не заменяем её преданиями, становится очевидным, что всё почерпнутое из учения образов и статуй, непременно будет ложью. Изображения и Бог — две противоположности, которые никогда не сблизятся. Пророки явно противопоставляют мёртвые творения рук человеческих живому Богу. И эта тема проходит через всю Библию. Если была бы какая-то возможность познать Бога при помощи изображений, то в Слове Божьем непременно было бы указание на это. И когда мы говорим о преступности любой попытки человека изобразить вечного Бога, то мы говорим не от себя, но повторяем слова Писания.

6. Некоторые отцы церкви выступали против образов

Обратитесь к работам Лактантия и Евсевия, и вы увидите, что эти выдающиеся умы утверждают, что всё, что изображено, некогда жило, а теперь мертво. Августин также выступал против образов в молитвенных домах. Эти отцы церкви не придумывали ничего, и Слово Божье служило подтверждением их слов. Вот что было принято Эльвирийским собором: «Постановляется, что в церквах не должно иметь картин, которым поклоняются или которыми восхищаются, ни изображений на стенах» (параграф 36). Августин учил, что с появлением изображений страх Божий стал постепенно заменяться постоянно возрастающим заблуждением. Если кто-либо желает больше узнать о Боге, то надо обращаться к истинному источнику познания, к Слову Божьему, а не к изображениям.

7. Изображения не отражают действительность

Если бы у поклонников изображений была бы хоть капля совести, то они не учили бы явной глупости, что образа являются книгой для неграмотных. Неграмотность или малообразованность не может служить оправданием и не даёт никому права заменять Господа Бога чудовищами разума даже под благовидным предлогом.

Что есть статуи и изображения святых? Это разгул глупости и непристойности. Даже публичные дома выставляют женщин более целомудренно и скромно, чем церкви показывают тех, кого они называют девами. А чем лучше обнажённые изображения мучеников? Разве всё это можно назвать святой книгой для неграмотных и малообразованных?

Если бы римская церковь занималась тем, чем ей положено заниматься, то она не ввергала бы массы верующих в пучину доктринальных заблуждений.

И кого, собственно, паписты называют необразованными? Не тех ли людей, которых Господь Иисус Христос призвал быть Его учениками? Не тех ли верующих, кому через божественное откровение Святого Писания Бог являет Свою волю и кого Он хочет видеть спасёнными? Почему эти люди, называющие себя пастырями и учителями, вместо того, чтобы самим учить, перепоручили это дело придуманным им изображениям — «книгам»? Церковники повернулись к идолам, потому что сами не в состоянии научить истине! Апостол Павел свидетельствует, что у верующих «перед глазами предначертан был Иисус Христос, у вас распятый» (Гал. 3:1). Какой смысл в миллионах крестов из дерева, камня, серебра и золота, воздвигнутых в церквах и повешенных на шею, если Писание учит, что Христос умер на кресте, чтобы понести наше проклятие (Гал. 3:13), омыть нас святою кровью (Откр. 1:5), освятить нас Своею жертвой на кресте (Евр. 10:10)? Другими словами, главное — примирить нас с Богом Отцом (Рим. 5:10). И осознание этого дороже любого изображения. Только, может быть, цена золота и серебра для них выше драгоценного Слова Божьего?

8. Происхождение образов — жажда человека по материальному предмету поклонения

Хотя происхождение идолов непосредственно связано с почитанием умерших и поклонения им, тем не менее, это ни в коей мере не подтверждает происхождения идолопоклонства. Тот факт, что Рахиль похитила идолов у своего отца (Быт. 31:19), говорит о том, что идолы (божки, семейные или племенные) были обычным явлением в жизни древнего человека. За короткий промежуток времени после потопа человечество возродило идолов и поклонение им, как, впрочем, и христианство, спустя всего двести лет после воскресения Иисуса Христа возродило этот гнусный обычай. Иисус Навин свидетельствует, что даже Фарра, отец Авраама, поклонялся идолам (Нав. 24:2). Если наследие Сима так быстро совратилось, то что тогда говорить о потомках Хама? Сердце человека, поражённое сатанинским влиянием, буквально жаждет создать бога, который бы вроде и помогал, но полностью зависел от настроения и умственных способностей человека.

Дух идолопоклонства входит в сознание человека, хотя именно его руки создали такого бога. Таким образом, в сердце человека происходит зачатие зла. Пример израильтян показывает, что неверие людей приводит к созданию идолов. Маловерие или неверие требует присутствия зримого образа. Народ требует у Аарона: «Встань и сделай нам бога, который бы шёл перед нами, ибо с этим человеком, с Моисеем, который вывел нас из земли Египетской, не знаем, что сделалось» (Исх. 32:1). Безусловно, они знали, что Бог есть, ибо Он неоднократно являл им Свою мощь, но они не верили в то, что Он рядом. Из-за недостатка веры им нужен был образ, а Бог требует веры без образа. Так было всегда, так есть по сегодняшний день.

9. Использование любых образов ведёт к идолопоклонству

Восхищение образом воздействует на воображение человека, потому что если человек видит за этим изображением возможность общения с Богом, то он тем самым концентрирует своё внимание на нем и поклоняется ему, а не Богу. Останавливая свой взор на картинке или изваянии, человек сосредотачивает на них и внимание, и эмоции, придавая образу частицу божественности и святости. И это приводит к созданию культа, так как человек быстро забывает, что через образ ему надо обращаться к Богу. Это приводит к созданию культа поклонения «святым» образам или каким-то частицам мертвых тел, оправленных и украшенных определённым образом; в них человек начинает видеть скрытые силы, способные повлиять на его жизнь. Посему Господь Бог запретил не только делать Свои изображения, но и украшать алтарь (жертвенник):«Если же будешь делать Мне жертвенник из камней, то не сооружай его из тёсаных, ибо, как скоро наложишь на них тесло своё, осквернишь их» (Исх. 20:25).

Вторая заповедь не только запрещает делать изображения или как-то приукрашивать алтарь, но и поклоняться изделиям рук человеческих: «Не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой»(Исх. 20:5). Человек настолько порочен, что, сделав изображение своими руками, сам же и наделяет его силой. Поэтому нет никакой разницы, поклоняется ли человек идолу или думает, что поклоняется богу в идоле. И то, и другое — идолопоклонство, и оно не угодно Богу.

Жалкие потуги оправдать образа в церкви выглядят так же, как они выглядели тысячелетия назад. Евреи, вышедшие из Египта, не были безмозглыми людьми, лишенными всякого представления о Боге. Напротив, они очень хорошо знали, кто помогает им (Лев. 26:13). Но, тем не менее, они сделали литого тельца (Исх. 32:4), а Аарон сказал, что это и есть их бог, который вывел народ из Египта.(Исх. 32:4,8).

Августин в своих работах приводит примеры оправдания тех, кто защищал в его время образа в церкви. Они ничуть не изменились и поныне! Никто из поклоняющихся образам не сознаётся в том, что он поклоняется изображению. Нет, ни в коем случае! Идея образов, по их мнению, заключается в том, что они, якобы, помогают представить себе того, кому они поклоняются — опять-таки якобы, — в духе и истине. Но, удовлетворив свою потребность в идоле, человек не останавливается на достигнутом: он наделяет своего идола силой и властью.

10. Поклонение образам в церкви

Тот, кто говорит, что не поклоняется церковным изображениям, а использует их лишь как средство для общения, бессовестно лжёт. Почему он падает ниц перед ними? Почему он просит их о помощи и защите? Прав Августин, говорящий, что всякий склонившийся перед образом и устремивший на него свой взор, верит, что эта картинка или скульптура слышит его молитвы. Почему так различны изображения одного и того же Бога? Зачем предпринимаются паломничества к таким же изображениям, которые висят и дома на стене? Что, дома не совсем настоящий бог? Зачем тогда ему поклоняться? Зачем тогда брать меч и отвоёвывать мёртвые кости и камни? Зачем на площадях разжигать костры и жечь инакомыслящих? Они говорят: «Мы не называем их богами», Но и евреи не называли идолов богами, а пророки обвиняли их в идолопоклонстве (Иер. 2:27; Иез. 6:4 и далее; Ис. 40:19-20; Авв. 2:18-19; Втор. 32:37) за то, что делают сегодня миллионы христиан — пытаются вместить Бога в дерево или в камень.

11. Назначение искусства и его ограниченные возможности

Не настаиваю на том, что все изображения непозволительны, нет, я не это имею в виду. Я хочу сказать, что поскольку талант скульптора или художника является Божьим даром, то его использование должно быть чистым и высокохудожественным. Неправильное и бездумное его использование не только бесчестит Господа, но и является покушением на нашу духовную целостность. Мы верим, что любое зримое изображение Бога запрещено Им Самим (Исх. 20:4), и сделать его без оскорбления Божьей воли и Его славы невозможно. И если любые изображения недопустимы, то тем более недопустимо поклонение им. Изображать можно то, что видит глаз человеческий, но то, что сокрыто от его взора, то сокрыто. А слава Божия во всей её полноте и великолепии, вне всякого сомнения, сокрыта от человеческого ока. Что нам дают образа и скульптуры в церквах? При должном исполнении — эстетическое удовольствие, и только. Даже если художник или скульптор не имели умысла сотворить объект поклонения, то всё равно их работа не может привести к более глубокому познанию Бога, а посему бессмысленна.

12. До тех пор, пока учение было чисто, Церковь отвергала изображения

Обратимся к истории. Если нам хоть сколько-нибудь дорога история Церкви, то мы можем с уверенностью сказать, что первые пять столетий её существования учение было чисто, в церквах не было ни изображений, ни статуй. Но со временем в Церковь стали проникать якобы уточнения или невинные, на первый взгляд, дополнения, и во многих церквах началась деградация доктрины. Образа проникли в молитвенные дома. Не хочу пускаться в пространные изыскания по поводу первопричины происшедшего, но если мы посмотрим на историю Церкви, то увидим, что нововведения привели в состояние упадка то богословие, которое прекрасно обходилось без изображений. Почему? Неужели думаете, что святые отцы церкви не смогли бы сообразить, додуматься до введения образов, если бы видели в них хоть малейшую пользу? Безусловно, они видели не только их бесполезность, но и огромную опасность, скрывавшуюся, за ними. Августин пишет: «Учреждённые в славном величии по местам своим, окружённые заботой тех, кто молится и жертвует, похожие на живых, имеющих душу, в то же время лишённых как жизни, так и души они влияют на умы, заставляя поверить в то, что они живут и дышат…». И ещё: «Образ членов тела идолов производит в сознании людей ошибочное мнение, что у тех есть ум, что они способны чувствовать, потому что они подобны нам. Образа имеют огромную власть над несчастными душами, потому что у них есть руки и ноги, глаза и уши, но они не могут помочь, потому что не слышат и не видят, ведь они просто образа».

Становится ясно, почему апостол Иоанн предостерегает не только против поклонения идолам, но и против самих идолов: «Дети! Храните себя от идолов!»(1Ин. 5:21). Безумие, охватившее мир и приведшее почти к полному уничтожению Божьего присутствия в сердцах людей, являет нам могучую силу власти идолов. Эта сила восторжествовала особенно явно тогда, когда идолов стали помещать в церквах, когда перед ними склонились сердца и колени людей.

Зная нашу тягу к материальному и зримому, Господь дал нам лишь два таких образа:

  1. Хлеб и вино на вечере;
  2. Погружение в воду при крещении.

13. Несерьёзность доводов в защиту образов на Никейском соборе (787г.)

Хотелось бы остановиться на решении Никейского собора, но не того знаменитого, который собрал Константин Великий, а того, что проходил под покровительством императрицы Ирены в 787 году. Именно этот собор решил не только допустить образа в церкви, но и предписал поклоняться им (2 Никейский собор, седьмая сессия: «Преклоняться перед изображениями допустимо и целесообразно, но духовное поклонение недопустимо»). Поражает не только такое решение «изображенцев», но и тот путь, каким они пришли к подобному. Иоанн, папский легат заявил: «Потому как «сотворил Бог человека по образу Своему»(Быт. 1:27), и мы должны иметь образа в церкви». Другой духовный наставник в защиту идеи о необходимости помещать изображения в церквах ссылается на пятую главу Евангелия от Матфея: «И, зажегши свечу, не ставят её под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме» (ст. 15). Так же брался стих из Псалтири: «Яви нам свет лица Твоего, Господи!»(4:7).На соборе звучал и такой аргумент, что поскольку патриархи использовали принцип жертвоприношения язычников, то и изображения святых должны заменить языческих идолов. Но в основу измышлений и лжетолкований был положен первый стих первой главы из Первого послания Иоанна: «О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами…». Основываясь на этом стихе, «изображенцы» стали утверждать, что вера не только от слышания, но и от видения. Место же из Писания «К святым, которые на земле…» (Пс.15:3) объяснялось не иначе, как «к образам, которые на земле».

14. Богохульство поборников изображений

Епископ Феодосий Мирский почерпнул необходимость поклонения изображениям, поставив сон своего дьякона выше Божьего Слова. А Феодосий, епископ Амориумский, объявил анафему всем нежелающим поклоняться образам. Распространяется ли эта анафема на апостолов, пророков и первохристианских мучеников? Ведь тогда образов вообще не было! Неудачи Восточной (Греческой) церкви Рим объяснял недостаточным поклонением изображениям. Бытовало мненеи, что если изображения императоров украшали цветами и мазали благовониями, то сколь больших украшений как знак преклонения требовали изображения святых. Константин, епископ Констанции, что на Кипре, учил, что поклоняться образам надо не с меньшим почтением, чем мы поклоняемся живой Троице! И самое страшное, что пресвитеры, окружавшие этого богохульника, соглашались с ним. Иоанн, легат Восточнях областей, писал: “Самаряне — хуже язычников, а те, кто не поклоняется образам, — хуже самарян.

Можно ли после всего этого сказать, что учителя, оправдывающие образа и статуи в церквах, не нарушают вторую заповедь Господа Бога?

 

Из архива журнала «В начале», 2018 год, №70.

Автор текста: Жан Кальвин


Дата: 02 января 2019
Темы:


Редакция
Автор:
Всего материалов автора: 69

Обратите внимание:


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Имя*  
Email*