Минск, Багратиона, 30. Мы в самоизоляции. Проповеди на сайте и в Youtube

И помни весь путь, которым вел тебя Господь

Апостол Иоанн-старец написал “о том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали, и что осязали руки наши…” (1 Ин.1:1).

Этот библейский стих наводит на мысль о том, что и сегодня наши братья — христианские старцы, прежде чем они сольются с сонмами святых на небесах, могли бы поведать о том, что они “слышали, что видели своими очами”, о жизни Церкви Божией уходящего XX века.

Вот уже 10 лет как умер мой отец в возрасте 103 лет. Многое пережил он, пробыв в церкви почти 65 лет. К нему относятся слова 90 псалма: “За то, что он возлюбил Меня, избавлю его; защищу его, потому что он познал имя Мое. Долготою дней насыщу его и явлю ему спасение Мое” (90:14–16). Отец ушел и унес с собой многое, что хранилось в его памяти. Осмелюсь от его имени и от себя изложить на бумаге частицу известного.

Мне восьмой десяток. На протяжении почти семидесяти лет, сколько помню себя, жизнь моя так или иначе связана с жизнью церкви.

Из рассказов отца

Кончилась первая мировая война. Возвращались домой беженцы. Западная Беларусь оказалась тогда частью Польши. Всюду разруха и нищета. Народ трудился в поте лица. В округе говорили с насмешкой, будто появились чудаки, которые раздают “небесный хлеб”. Отец был набожным человеком. В его семье (как и во многих других) воскресение считалось святым днем. Трудиться нельзя, а чем заняться? Почитать бы, да нечего: жили в глуши, на хуторе, где было всего две хатки. Хотелось иметь Библию, но где ее достать?..

Однажды весенним воскресным днем отец вышел в поле посмотреть посевы. Зеленели дружные всходы. По тропинке шел старик с длинной бородой. Поздоровался, разговорились. Он возвращался из Пружан, где был на богослужении евангельских христиан. В беседе папа выразил желание почитать Библию. Старец вынул из кафтана Библию и протянул ее отцу.

— Спасибо, но у меня нет денег пока, — поблагодарил отец.

— Даю ее тебе без денег, — ответил седобородый старец.

Вспоминая об этом, папа прочитал притчу Христа о сокровище, скрытом в поле, и о драгоценной жемчужине, ради которой купец продал все, чтобы заиметь ее.

С внутренним восторгом и благоговением папа принялся вслух читать Библию. Мама слушала с интересом. У дедушки с бабушкой было слишком много забот по хозяйству, чтобы последовать примеру мамы.

— Свиньям приготовить надо, коров доить пора, а она сидит, бездельница,— ругалась бабушка на маму. Молодая невестка стала врагом в доме. Когда я родился, бабушка даже не подошла. Помощь при родах оказывала соседка.

Папа начал посещать молитвенные собрания в Пружанах; каждое воскресение 12 километров туда и 12 обратно, пешком.

Что мне известно о Пружанской церкви 20-х годов

Пресвитером общины был брат Пуховский(так всегда к нему обращались). Еще до первой мировой войны молодым юношей уехал он в Америку. Там познал Господа и загорелся желанием понести благую весть грешникам у себя на родине. Получив богословскую подготовку, он возвратился в Пружаны и начал миссионерский труд.

В те годы всех, кто побывал в Америке, называли “американцами”. Это были, как правило, предприимчивые, не бедные люди.

Хотя молодой проповедник Пуховский и не был богат, тем не менее он стал мечтой многих невест. Бывает, что грешник присоединяется к церкви, ища не Бога, а выгоду. Пресвитеру Пружанской церкви попалась жена из такой категории людей…

Спустя несколько десятилетий пресвитер Пуховский приехал по моей просьбе в Минскую церковь ЕХБ совершить мое бракосочетание. Помню как со слезами на глазах, вдохновенно поднял он к небу правую руку и, сочитывая нас, произнес: “Некогда Адаму жену Еву дал сам Бог. Я верю, что и брату Жоржу жену Марию тоже дает сам Бог.”

К тому времени Пуховский лишился своей супруги, и троих его сыновей вырастила “чужая мама”.

Необходимо отметить, что пресвитер Пуховский начал созидать церковь в Пружанах не на пустом месте. В двадцатых годах община насчитывала около 100 человек. Откуда столько членов?

Предположительно некоторые из них уверовали, будучи беженцами из России. Кто-то познал Господа через “штундистов”, которые, в свою очередь, приняли Христа как своего личного Спасителя, работая у немецких “братских менонитов”, колонистов на юге Украины. Были те, кто привез “новую веру”, находясь в германском плену. К сожалению, об истоках евангельского движения в Пружанском районе мало что известно. Время мчится и уносит с собой память “давно минувших дней”. Лишь однажды в атеистической книге “Баптизм и баптисты” (АН БССР, 1969 г.) я прочитал следующее: “В Гродненской губернии первые баптистские общины появились в конце ХIХ — начале ХХ века и были очень малочисленны. На Брестчине одна из первых сект известна в 1905–1906 г.г. в Пружанах — секта евангельских христиан” (стр.19). И еще: “В 1922 году в Пружаны вернулся из США миссионер Иосиф Пуховский и организовал баптистскую общину, в которой в 1924 году было уже 35 человек”.

Могу добавить, что к началу второй мировой войны согласно церковной книге, которая к тому времени находилась у моего отца — диакона церкви, численность Пружанской общины евангельских христиан-баптистов составляла уже около 500 душ. Сюда входили верующие, проживающие по всему району. Перед войной в Пружанском районе сформировалось уже несколько дочерних общин, которые впоследствии стали самостоятельными и были зарегистрированы в органах советской власти в конце войны. Это церкви в деревнях Песчанка, Лука, Млынок, Александровка.

Начало пути — воскресная школа

Примерно с 1930 года воскресная школа и ее друзья сильно влияли на нашу жизнь, жизнь детей в малолюдном хуторе. До этого помню лишь опеку мамы и ее ласки; я был ее любимцем. Перед сном она пела песенки, например: “Бог любит малых воробьев, от гибели храня; и, если пташек любит Бог, Он любит и тебя”. Во сне чувствовал ее поцелуй. Проснувшись, я, как правило, выбегал во двор. За хлевами высокими хвоями начинался лес, а над хатой простирались огромные ветви могучего дуба. Он стоял молча, а ели почти всегда шумели. Лишь весной, когда лес наполнялся птичьим щебетанием, ели, казалось, умолкали, слушая его. Мне нравилось плескаться босиком в теплых болотных лужицах и наступать на жабуренье1 . Лягушки квакали, коровы не поднимали головы от молоденькой травы. Я чувствовал себя частицей природы, этой проснувшейся жизни, и пел.

Вспоминая те годы, я склонен думать, что моя бабушка (которая впоследствии тоже уверовала), прожившая 109 лет, отец, мать и другие жили долго потому, что имели тесную связь с Богом и Его природой. Бывая на похоронах, вижу ряды свежих могил и всегда прихожу к выводу, что кладбище “молодеет”. Средний век обитателей новых кладбищ не достигает и 50 лет (можете убедиться сами). Жизненная дорога сегодняшнего ребенка начинается с телевизора, калечащего и физическую и духовную жизнь человека. Дальше дорога ведет к насилию, пьянству, разврату. Что будет в ХХI веке?..

Но вернемся на хутор. К осени природа замирала, лишь усиливался таинственный шум ветвистых елей. Я бродил по лесу, мечтал, фантазировал.

Зимними вечерами мы любили петь. Три сестры и я обладали хорошим музыкальным слухом. Папа знал ноты и был нашим учителем музыки. Обычно он читал что-нибудь из подаренной старцем Лукашуком Библии, в которую вклеил стихотворение; помню его начало:

Счастлива та семья, где Бог живет,
Где за одно сердца любовью бьются,
И к небу там молитвы всех несутся.

Затем мы пели детские песни. А когда нам захотелось расширить свой репертуар, папа стал учить нас нотной грамоте. Решено было разучивать по нотам гимн “Новое сердце из тканей живых”. Мама помогала младшим девочкам петь дискантом, старшая сестра пела альтом, папа вел басовую партию, а я самостоятельно пел “тендором”.

Воскресение было для нас особым днем. К тому времени в хозяйстве было уже две лошади. Папа снаряжал повозку, и вместе с мамой везли нас, детей, в Воскресную школу в Пружаны. Незабываемым остался первый учитель, по фамилии Жабко-Потапович. Это был интеллигентный украинец. Его семья подружилась с нашей, и, когда родилась моя младшая сестра, ее назвали Богуслава, по имени дочери нашего учителя.

Самое интересное для нас было встречаться с друзьями по воскресной школе, ведь на хуторе друзей не было. На Рождество они приезжали к нам на елку и гостили целую неделю. Вот уж было радости! В один из вечеров, когда мы до упаду гуляли в “жмурки”, в хату вошел страшный человек с саблей в руке. Дети испугались.

— Бандит,— решил я про себя. “ Бандит” сказал грубым голосом по-украински:

— Можна Бога прославыты? — Вслед за ним въехал всадник на коне и несколько колядников. Страх сменился неудержимым весельем. Всадник, изображавший воина Ирода, начал “избивать” младенцев. Мы кричали, прятались, дергали коня за хвост. Колядники пошли к соседу. Мы, чтобы показать свою храбрость, тоже побежали за ними босиком по снегу.

Ходить в общеобразовательную польскую школу за 5 км было тяжело, особенно зимой. Перед пасхой во время великого поста родители обычно давали детям кусок хлеба, иногда еще кусочек сахара. Мне же мама приготавливала бутерброд как всегда с салом или кусочком колбасы. Ребята, досадуя, называли меня “штундой”. В целом же мы были дружны и одинаковы. Весной, возвращаясь из школы, любили лазить по деревьям и искать в дуплах птичьи гнезда. Найдя молоденьких птенцов, вытаскивали их и “расстреливали” один подбрасывал птенчика, другой должен был палкой попасть в него. У меня это получалось лучше других.

Не раз, вспоминая прошлое, с сожалением думаю: сколько у меня (да, пожалуй, и у каждого) было таких ситуаций и поступков, о чем не напишешь, но отчетливо представляешь, что Ему все известно, и становится гадко на душе и стыдно…

Воскресная школа по-прежнему оставалась желанной. В воскресение я громко пел со всеми детскую песенку “Дел худых не делай”.

На себе самом могу подтвердить истинность библейских слов: “Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состареет” (Пр.22:6). В конце пути, состарившись, к небу возвожу очи мои: “Боже, будь милостив ко мне грешному”.

Через некоторое время Жабко-Потапович уехал с семьей во Львов и вместе с Кметой-Ефимовичем стал издавать украинский журнал “Пiсланец правды”.

В наш дом стало приходить много журналов. Самым интересным для нас, конечно, был небольшой журнал “Воскресная школа” с картинками и рисунками. Изображения Христа в нем отсутствовали, а вместо Него изображался белый круг, от которого расходились лучи.

Из других журналов помню “Сеятель Истины” из Америки, “Маяк” из Лодзи, “Гость” из Варшавы, “ Христианский союз” из Кобрина, “Пiсланец правды” из Львова, “Свет к просвещению”, выпускаемый Б. Геце, который в 1939 г издал известную среди нашего братства “гецевскую” Библию.

Получив через церковь очередной журнал, папа по дороге уже начинал читать его вслух; путь ведь домой длился 2,5–3 часа.

Запомнился рассказ “Воспоминания изгнанника за веру”, печатавшийся в нескольких номерах журнала “Свет к просвещению”. В нем автор раскрыл реальность атеистического режима в Советском Союзе. При сильной тряске (мы ехали в телеге) папа прекращал чтение и рассказывал о большевиках, которые убили царя, разрушают церкви и вместо Бога прославляют Ленина. Бесчеловечное обхождение с “врагами народа”, особенно с верующими, пытки в застенках ОГПУ вызывали чувство неприязни и страха к большевикам. Когда в 60-х годах появился рассказ Солженицына “Один день Ивана Денисовича”, я удивлялся: неужели советские люди и впрямь не знают или не хотят знать, что творилось на “архипелаге ГУЛАГ”? В 30-е же годы, разглядывая по карте государственную границу между Польшей и Россией, я тешил себя тем, как у нас здесь все по-другому. Мне и в голову не приходило, что вскоре эта граница исчезнет и всех постигнет одинаковая участь. На собраниях я пел, аккомпанируя себе на гитаре, о смерти христианского узника в советских застенках:

За кирпичной тюремной стеною
Молодой арестант умирал
И, склонившись на грудь головою,
Потихоньку молитву шептал:
“О, Всевышний Господь, дай мне силы
Еще несколько дней подышать,
Прежде чем отойду я в могилу,
Дай родных и друзей увидать…

Гитару кто-либо покачивал за кончик грифа, отчего получался волнующий звук. Детское пение вызывало слезы у присутствующих на собрании.

Был холодный осенний день 1935 года. Воскресение. Запечатлелось начало богослужения. Брат Пуховский, взойдя на кафедру, снял очки, протер глаза платочком и непривычным для меня тоном объявил: “Умер Проханов Иван Степанович”. Пресвитер рассказывал о Проханове — создателе союза евангельских христиан, известном деятеле на ниве Божией, талантливом поэте, издателе духовной литературы.

Унас в доме был песенник под названием “Десятисборник”. Его издал И.С. Проханов, поэтому имя Проханова было мне уже хорошо известно. Я даже сегодня помню, из каких частей состоял прохановский Десятисборник. Это: Гусли; Песни христианина; Тимпаны; Кимвалы; Заря жизни; Свирель Давида; Песни Анны; Песни глубины; Песни первых христиан и Новые напевы. (Очередность частей, возможно, нарушена).

В будущем, трудясь регентом в церкви, пришлось исполнять как общим, так и хоровым пением много гимнов на слова И.С. Проханова. А в то ноябрьское воскресение на память пришли слова песни:

Новое сердце из тканей живых
Бог милосердный во мне сотворил.
Ветхие мехи желаний плотских
Мощной десницею Он устранил.

И припев:

Новое все дал мне Господь.
Новое сердце и новую жизнь Он мне дал.

Текст песни я знал наизусть, но тогда я еще не знал, насколько сильно слова поэта и музыка композитора, соединенные воедино, способны воздействовать на душу и дух человека. Теперь же я знаю, что определенная музыка, лишенная духовного смысла, способна, подобно наркотику, воздействовать на душу и плоть грешника, ввергая его все глубже в пучину пороков и страстей. Тогда же я просто пел, может быть, уподобляясь певчей птичке. Не воспринимая умом смысла слов, я мог петь об одном, думать о другом, а делать третье… О музыкальном искусстве, если Бог позволит, я напишу подробно в другой раз. Теперь же воспоминания о смерти И.С. Проханова навевают другие мысли.

Много лет спустя я узнал, что в том же 1935 году, когда в Берлине окруженный уютом, вниманием и заботой тихо умирал председатель Союза евангельских христиан, где-то в ссылке, в холодной Сибири, был растерзан собаками председатель Федеративного союза баптистов Одинцов Николай Васильевич. Что можно узнать о нем, как и о многих тысячах других христиан, которых ненасытная пасть сталинской инквизиции, не сравнимой ни с какими другими зверствами в истории человечества, поглотила бесследно?

Жизнь и смерть известных тружеников на ниве Господней наводит на раздумье о церкви, подчеркну, гонимой церкви Божией в бывшем Советском Союзе. Но об этом тоже позже.

Теперь же вернемся в ту одну из поместных церквей Полесья, как в Польше именовалось наше воеводство.

В 1936 году родители определили меня с сестрой учиться в Пружаны. С тех пор церковь стала вторым моим домом. Вместо Жабко-Потаповича приехал Петр Гордеев, закончивший колледж в Англии. Спевки, репетиции оркестра, молодежные собрания, воскресная школа — вот где мы встречались с Гордеевым. Он стал поистине нашим воспитателем, наставником и старшим другом.

О лжеучениях

Из Америки возвратились в Пружаны два других “американца” и начали распространять пятидесятничество. Мать моего лучшего друга приняла эту веру, и в ее доме часто проводились собрания. На такое собрание однажды попал и я, зайдя с другом после спевки к нему домой. Началась шумная молитва. Вдруг один из “американцев”, по фамилии Комса, руководящий, издал, не знаю как выразиться, крик, вопль, рев такой силы, что мне стало страшно. Шум молящихся усилился. Вскоре пронзительное, сотрясающее все тело Комсы рычание повторилось. Промелькнула мысль: только бы не услышать это еще раз. Кто-то начал выкрикивать что-то на незнакомом языке, кто-то подпрыгивал, ползал по полу, кто-то, мне казалось, хохотал. В растерянности я не понимал, что вокруг меня происходит, но вот сплошной гул молящихся покрыл рокот Комсы в третий раз. Я выскочил, что называется, как пробка, и бежал бегом до самого дома.

Впоследствии еще не раз в жизни бывал я на официальных богослужениях христиан веры евангельской. Знаком и теперь с искренне верующими пятидесятниками. Бывало вступал в полемику, но пришел к определенному решению: никогда не дискутировать на темы, порождающие распри и разногласия. Борьба с лжеучениями вообще и с учением пятидесятничества в частности может уподобиться бою известного Дон Кихота с “ветряными мельницами”. Рассказывают, что для распознавания фальшивых денег банковские работники тщательно изучают настоящие банкноты, после чего им определить фальшивую купюру не составляет особой трудности.

Сегодня, на пороге ХХI века, как никогда чистота евангельского учения очень важна для меня. Я, признаюсь, не всегда могу постичь провидение Божие относительно Его Церкви. Но, слава Господу, я нисколько не сомневаюсь в том, что Церковь Свою на земле Он хранит как зеницу ока и она есть “столп и утверждение истины”. Что же касается различных лжеучений и заблуждений, то их нужно понимать как новую (и, может, последнюю) атаку сатаны на Церковь. На протяжении двух тысячелетий борьба не прекращается; меняются лишь методы борьбы. Долго “слепые вожди слепых” сами не входили и хотящих войти в Царство Небесное не допускали; они либо запрещали читать Священное Писание, либо читали его на незнакомом языке. С прошлого века начал усиленно распространяться атеизм. “Бога нет и все тут”. Сегодня же, когда “Евангелие Царства проповедано во всей вселенной”, диавол повторяет метод, который он пытался применить к Иисусу: “Написано”. Теперь он помогает разобраться, что написано в Библии и сам толкует Слово Божие. Но нам не безызвестны его умыслы. Лжеучения идут от диавола, но всегда через людей. Мы же знаем, что если бы даже “Ангел с неба стал благовествовать вам не то, — пишет апостол Павел, — что мы благовествали вам, да будет анафема” (Гал.1:8).

Кто познал Бога и запечатлен Духом Святым, о тех говорит апостол Иоанн так: “Впрочем, вы имеете помазание от Святого и знаете все”. Далее он продолжает: “…помазание, которое вы получили от Него, в вас пребывает, и вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас; но как самое сие помазание учит вас всему, и оно истинно и неложно, то, чему оно научило вас, в том пребывайте” (1Ин.2:20,27).

Не всегда могу постигать Провидение Божие? Да.

В пятидесятые годы пришлось много беседовать со старшим пресвитером по Белорусской тогда ССР Чечневым В. Н. Однажды он выразился примерно так: “При моей жизни пятидесятники появились (в начале века Чечнев трудился в г. Пятихатки на Украине, где жил Понурко — пионер пятидесятничества), при моей жизни они исчезнут. Но вот прошло уже почти полвека, как ушел из жизни В. Н. Чечнев, а я наблюдаю нечто обратное. Недавно пришлось быть в Доме правительства у инспектора по делам религий. В беседе он открыл папку и привел некоторые данные: так, в г. Минске сегодня имеется 10 общин евангельских христиан-баптистов (ЕХБ) и 17 христиан веры евангельской, (ХВЕ). Во всей Беларуси 250 с лишним ХВЕ, а ЕХБ — 100 с лишним общин.

В Пружанах, где до войны была большая церковь евангельских христиан и лишь группка пятидесятников, к 9-м годам картина изменилась: церковь ЕХБ стала малочисленной, а ХВЕ разрослась до больших размеров, построила прекрасный молитвенный дом и помещение для воскресной школы.

Пятидесятничество перерождается в харизматизм и принимает эксцентричные формы. Здоровье, благосостояние и наслаждение жизнью — вот что предлагают ныне “харизматы” от имени Христа. Приманка действует: на нее “клюют” многие и многие души.

Я не имею права церковь христиан веры евангельской или другой веры не считать церковью. Но есть церковь и есть Церковь. Существует даже церковь сатанистов. Немцы называют церковь “Gemeinde”. Наша административная единица “сельсовет” при Польше именовалась гминой (gmina), а во время немецкой оккупации Gemeinde. (Т.е. церковь?) Церковь же с большой буквы — тело Христово — состоит из душ, искупленных Кровью и запечатленных Духом Святым. Это души не из одной какой-либо определенной конфессии; они могут называть себя по-разному. Поэтому, вскрывая заблуждения различных учений и их руководителей, я не осмелюсь не называть братьями огульно всех, кто не принадлежит к (нашему) братству ЕХБ.

За 55 лет членства в церкви пришлось увидеть многое, что не красит Союз ЕХБ, но я убедился, что сам Дух Святой созидает наши церкви и защищает их от всякого ветра ложного учения, хотя в них бывают и “никалоиты”, и “диатрефы”, и даже “анании с сапфирами”. Мы несем слова истины и здравого смысла и знаем, что “будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям избирать будут себе учителей, которые льстили бы слуху…” (2 Тим. 4:3).

“Что я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после,” — эти слова Христа, сказанные некогда Петру, я принимаю и для себя.

Когда увижу Его лицом к лицу, тогда откроется в небе все, что было непонятно мне здесь на земле.

Тридцатые годы ознаменовались подготовкой человечества к новой войне. Результаты первой мировой войны и Версальский договор не удовлетворяли многие государства. Германия требовала себе колоний в Африке и “коридора” в Польше. Советский Союз посягнул на Прибалтику. Даже Польша начала предъявлять территориальные притязания к соседней Чехословакии. Но это была лишь газетная трескотня. Причина коренилась глубже. Во всем мире начали осознавать, что растут две противоборствующие силы, не зла и добра, конечно, а силы, стремящиеся завладеть всем миром.

Были большие политики, которые, покручивая глобус, скрыто готовились вершить судьбы земного шара.

Были и “духовные политики”, витающие высоко. Они пытались постичь Божий план относительно судеб и земли, и неба.

Помнятся две книги: “Последний суд над народами” и “Это ожидает вас” (автор одной Бокмельдер, автора другой не помню). Из этих книг следовало, что “день Христов” не за горами. Уже восстанавливается Римская империя. “Большой красный дракон”— это, конечно, большевизм. А Гитлер и Сталин объяснялись как два зверя из книги Откровение. В книгах нашлось место танкам, самолетам и пр. И, конечно, все на земле завершится вскоре битвой при Армагеддоне. Затем события начнут разворачиваться на небе…

Тогда все выглядело настолько правдоподобно, что многие верующие поверили, но поверили уже не Слову Божию, а слову человеческому. Теперь, зная из истории христианства и из личного наблюдения, как много искренних христиан заблуждались сами и вводили в заблуждение других, я осторожно отношусь ко всякого рода книгам, где толкуются несбывшиеся еще пророчества, объясняются места из книг пророка Даниила, “Откровение” и др.

Я, старый верующий, осмелюсь спросить: “Зачем и к чему все это? “

Недавно мне довелось побывать с одним духовным работником у брата, который годами исследует Библию на предмет второго пришествия, делает вычисления, приводит доказательства, пишет “труды”. Он пригласил нас поделиться открытиями в своих исследованиях. Зайдя, мы поинтересовались, как течет жизнь земная, завязалась беседа с его женой. И тут произошло нечто невероятное. Брат впал в истерику оттого, что разговоры начались о семейном, о мирском. Муж прогнал жену и готов был начать беседу о духовном. Мы молча ушли.

“Господи… я не входил в великое и для меня недосягаемое” (Пс.130:1). Твои слова звучат мне: “Не ваше дело знать времена и сроки, которые Отец положил в Своей власти”. И дальше: “Но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святой, и будете Мне свидетелями…”.

Христос, говоря о признаках второго пришествия, подчеркнул: “Итак бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий”, “Потому и вы будьте готовы”.

Бодрствовать и быть готовым. К чему? Конечно, к встрече с Ним. Но встреча произойдет быстрее, чем любой, исследующий Писание кончит исследования, и ему нужно будет предстать пред Судилище Христово. Что пользы говорить о пришествии Христа и не быть готовым к встрече с Ним?

Однажды, более тридцати лет назад, беседа велась в кругу верующих. Один из присутствующих, приводя места из Писания (Мф.25:13 и Ам.3:7), сказал: “Мы не знаем ни дня, ни часа пришествия Господня, но Бог ничего не делает, не открыв Своей тайны рабам Своим, пророкам”. Следовательно, есть рабы Божии, которым Он открывает год Своего пришествия”. При этом он сделал намек, что ему известен этот год и даже месяц второго пришествия. Я, словно наэлектризованный, схватил его за колено и спросил:

— 10 лет достаточно?

Он снисходительно посмотрел на меня.

— Зачем 10? Все произойдет раньше, чем ты думаешь.

“Пророка” того давно уже нет в живых. Удивительно, что подобные “пророки” “ничтоже не сумняшеся” объясняют причину отсрочки пришествия и назначают новые сроки.

Вопрос второго пришествия Христа весьма важен, и искренние христиане серьезно к нему готовятся. На этом спекулируют шарлатаны. Но о таковых писать нет нужды.

* * *

Евтухович Михаил Степанович

Родился 8 ноября 1885г.

Обратился к Господу в 20 годы XX столетия и всю жизнь посвятил служению Ему. В 30 годы был рукоположен в диаконы Пружанской церкви.

После смерти пресвитера Пуховского возглавил пружанскую общину. В начале 50-х был раскулачен.

После конфискации Дома молитвы продолжил служение. На обратной стороне этой фотографии собственноручная надпись: “1967, декабрь. От августа определен к отделенным”.

В 70-е возглавил гонимую церковь СЦ ЕХБ в Минске. В виду преклонных лет оставался на свободе.

11 апреля 1988 года, на второй день пасхи держал проповедь о воскресшем Спасителе. “…Воскресивший Господа Иисуса воскресит через Иисуса и нас и поставит перед Собою с вами” (2 Кор. 4:14).

23 апреля 1988 года Михаил Степанович почил в Господе. Вся церковь провожала своего старейшину.

 

Из архива журнала «В начале», 1998 год, №11.

Автор текста: Георгий Михайлович Евтухович


Дата: 04 декабря 1998
Темы:


Редакция
Автор:
Всего материалов автора: 69

Обратите внимание:


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Имя*  
Email*