Минск, Багратиона, 30. Мы в самоизоляции. Проповеди на сайте и в Youtube

Моисей, часть 3: Суды великие

Я наложу руку Мою на Египет. И выведу воинство Мое, народ Мой, сынов Израилевых, из земли Египетской — судами великими.

Исход 7:4

Прочитайте главы с 5 по 15 книги Исход.

Для творенья Божьего огромная честь получить послание с небес. И Господь слал разные послания человечеству, причём неоднократно. Конечно же, Бог имеет полное право спросить: «Что есть человек, что Я помню его?» Но для человека спросить: «Кто такой Господь, чтоб я послушался голоса Его?» — богохульство, произрастающее из собственной гордости. Однако человек, бывает, задает себе именно этот вопрос. Бог в мгновение ока мог стереть фараона с лица земли, тем более видя упрямство последнего. Однако прежде чем наказать, Господь убеждает. Он совершает чудеса, которые удивляют фараона, а потом чудеса происходят и с самим фараоном, превращая его из жезла защиты и заботы о своем народе в змея-убийцу и мучителя того же народа. Чудеса, явленные фараону, должны были заставить его задуматься о своей никчемности и о величии Божьем, но фараон не извлёк из этого урока. Змеи волхвов — попустительство Божие, а змей Моисея — сила Господа. Египтяне были извращены настолько, что они не увидели силы Божьей в знамении. Тот, Чей змей смог поглотить сатанинских змей, может поглотить и египтян. Но здравый смысл не доступен идущим в погибель. Божии суды уже готовы обрушиться на головы нечестивых по первому распоряжению Владыки. Но карающая десница еще не опустилась во гневе, ещё звучат слова предупреждения. Вода превращается в кровь, землю наполняют жабы и от мошек нет прохода.

Все творения Божии, как бы сговорясь, мстят за непочитание Господа. Но сверкание молний и грохот грома гораздо лучше тьмы, опустившейся на Египет. Кругом духовная темнота, нет ни искорки света. Под ногами кровь, на полях саранча, гибнет скот, умирают дети-первенцы. И тьма, тьма, тьма…

Господь начинает Свои суды с поражения воды. Воды Нила обогащают почву и орошают поля. Человек не удосуживается задуматься, чтобы понять, что за всем этим стоит Бог, давший воду как источник жизни. Человек видит лишь воду. Наказание приходит оттуда, где более всего поносится имя Божье. Египтяне проливали невинную кровь рабов, и вот земля возвращает им ее всю в одночасье. Земля потоплена в крови, людей мучит жажда. Но для ее утоления есть один путь — злодеяния. Хочешь пить? Пей кровь! Рыба в реке погибает, всё в земле гниёт. Кругом только ужас! Смерть идет по пятам смерти. А что же фараон? Нет, он не кается перед Богом, ему интересно, смогут ли его волхвы сделать то же самое. Да, они смогли, но кому от этого легче?

Лжебоги и идолы опасны тем, что не избавляют от погибели, а ведут к ней. Египтянин поклонился жабе, теперь жабы душат его. Они везде: на столе, в постели, на груди. Идолы заполонили все. Сатане дозволено добавить мучений людям, и волхвы производят еще больше жаб. Еще больше идолов, удушающих жизнь. Сатана не может и не хочет избавить человека от страданий, он лишь усугубляет их. Сердце фараона по-прежнему ожесточено, и тогда Господь посылает мошек. Волхвам не позволено имитировать Божью силу. Они не в состоянии произвести этих насекомых, хотя казалось, что после успеха с жабами и змеями сделать это будет несложно. Господь посрамил волхвов: то, чем они гордились, было совсем не их умением, а допущением Божьим. Теперь-то фараон должен увидеть, что сатана, которому он служит, — бессильный обманщик.

«И сказали волхвы фараону: это перст Божий» (Исх. 8:19). Какое чудовищное лицемерие! Неужели волхвы не знали, что змеи, кровь, жабы — все это перст Божий? Отдайте «Божие Богу».

Все первые суды Господа несли больше ужаса, чем боли. Жабы ползут по одежде, мошки облепили тело. Это очень неприятно. Но шершни будут смертельно жалить. Вода поражена первым судом, земля — вторым и третьим, четвертый суд наполняет воздух и, кроме тления, приносит жгучую боль. И для того, чтобы Египет видел, что крылатая армия сошла от Бога, а не появилась сама по себе как каприз природы, Господь проводит границу между Египтом и Гесемом: «И отделю в тот день землю Гесем, на которой пребывает народ Мой, и там не будет песьих мух; дабы ты знал, что Я Господь среди земли» (Исх. 8:22). Песьи мухи не жалят израильтян, провидение Божье могучей рукой направляет их лишь на египтян. Сердце фараона дрогнуло, он увидел, что бессилен противостоять Господу: «…пойдите, принесите жертву Богу вашему в сей земле» (Исх. 8:25). Но вскоре плоть, пораженная грехом, восстала против этого решения, она не может воспринимать разумного. Получив небольшое облегчение, фараон уже не видит павший от язвы скот, он не видит гнойные раны на лицах своих подданных. Он не видит ничего. Гнев застилает его глаза.

«Сказал безумец в сердце своем: «нет Бога» (Пс. 13:1). Ничего удивительного в этом нет, Господь являет Себя и в славе, и в гневе, но человек Его не видит. Иногда мысль о грехе мелькнет в голове грешника: «…на этот раз я согрешил; Господь праведен, а я и народ мой виновны. Помолитесь Господу: пусть перестанут громы Божии и град; и отпущу вас, и не буду более удерживать», — говорит фараон (Исх. 9:27). Перед нами не желание избавиться от греха, а желание избежать наказания за него. Фараон напуган, но к Господу не взывает. Он просит, чтобы кто-нибудь (в данном случае Моисей и Аарон) помолился за него. Фараон торгуется; сначала: «не пущу»; потом: «идите, но жертву принесите в Египте»; потом позволяет принести жертву в пустыне, но не далеко; потом: ладно, можно далеко, но пойдут только мужчины, потом мужчины и дети, потом: идите все, но я вас догоню!

Человек не желает видеть будущих благ, он пребывает лишь в сегодняшнем зле, в нем нет постоянства в добродетели, он не желает каяться и нести за себя ответственность. Таким образом, испорченное сердце неохотно сдает позиции. Суд с саранчой напугал фараона, но скорее его напугала не саранча, а его подданные: «Тогда рабы фараоновы сказали ему: долго ли он будет мучить нас? отпусти сих людей, пусть они совершат служение Господу, Богу своему; неужели ты еще не видишь, что Египет гибнет?» (Исх. 10:7).

Земля опустела, скот пал, зелень съедена саранчой. Кругом смерть. «…согрешил я пред Господом, Богом вашим, и пред вами; — говорит фараон, — теперь простите грех мой еще раз и помолитесь Господу, Богу вашему…» (Исх. 10:16,17).

Дует западный ветер и уносит саранчу, а вместе с ней и тревоги фараона. Саранча растворяется за горизонтом, но ее сменяет мрак. Тьма опустилась на египетскую землю. Солнце исчезло с небосвода, на небе нет звезд, абсолютная тьма поселилась в сердцах людей, наполнив их ужасом. Они не знают, будет ли конец этой беспросветной тьмы, как долго она продолжится и смогут ли люди увидеть хотя бы приближающуюся смерть, потому что даже лучина не светила в домах египтян.

Случается, что животное от побоев становится крайне агрессивным. Фараон подобен такому животному. Смириться? Нет! «Пойди от меня, — говорит он Моисею, — берегись, не являйся более пред лице мое; в тот день, когда ты увидишь лице мое, умрешь». За свои принципы человек желает бороться до конца. Пусть я погибну, пусть, я попаду в ад, но тебя я уничтожу! Яд аспида на устах человека, звериная злоба охватила его, везде и всюду слышен лязг зубов… Человек бежит в объятья гнева, отвергая благодать Божью. Но помнит ли такой человек о том, что можно прогнать прочь Моисея, можно отвергнуть проповедника, но от Бога не уйти?

Господь взыскивает кровь. В одно мгновение египтяне лишились первенцев, плач и стон в каждом доме. Почему же вы не плакали, когда убивали новорожденных израильских мальчиков? Конечно, это было не ваше горе, но оно теперь стало вашим. Идите, идите прочь с нашим золотом и нашими бриллиантами! Пусть это будет платой за четыреста лет рабского труда.

Семьдесят душ, которые пришли со старым Иаковом в Египет, превратились в многочисленный народ. Шестьсот тысяч мужей, не считая женщин и детей. Если Господь со Своим народом, то тиран бессилен. Сорняки не смогли заглушить доброе семя. Посмотрите на Церковь. Она устояла, распространилась и выросла. Воля фараона восстала против Божьей воли и проиграла сражение. Везде и во всем мы видим торжество воли нашего Господа.

Израильтяне спешат. Никто не хочет оставаться в рабстве. Промедление смерти подобно. «И понес народ тесто свое, прежде нежели оно вскисло; квашни их, завязанные в одеждах их, были на плечах их» (Исх. 12:34).

Господь освободил народ, и сейчас Он рядом с ним, не в самом стане, но достаточно близко, чтобы защитить его. Делает Он это в похвалу славы Своей и в защиту нашей немощи. Да, народу предстоят войны и сражения, но не сейчас, ему надо прийти в себя, вдохнуть воздух свободы полной грудью. Чтобы люди не заблудились в песках, Господь ведет их. Если Господь ведет нас и мы доверяемся Его водительству, то никакие мирские невзгоды не собьют нас с истинного пути. «Господь же шел пред ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем и ночью» (Исх. 13:21). Нет надобности являть огонь днем, чтобы не напугать Свой народ, ночью же огонь освещает путь. Днем под облаком можно укрыться от жары, а ночью тебя согреет огонь. Один Господь, но, когда надо, Он — облако, а когда надо — огонь.

Доброе побуждение не задерживается в злом сердце. Не успели спины израильтян скрыться из вида, как фараон решает вернуть их. Невозрожденное сердце, в конце концов, приведет человека к полной погибели. Ослепленные яростью и ненавистью к Богу, люди шеренга за шеренгой, стройными рядами, маршем, как на параде, идут в ад.

Кто эти израильтяне? Они никогда не держали в руках оружие. Жалкие рабы! Зато у нас войско, кони, колесницы. Мы искусные воины, поработившие полмира. Догоним и вернем их, а если не вернем, то уничтожим. Победа будет за нами!

Маловерные израильтяне, заметив войско, тут же увидели себя мертвыми: «…разве нет гробов в Египте, что ты привел нас умирать в пустыне?» (Исх. 14:11). Впереди море, позади войско, там, в Египте, пусть жалкие, но дома, здесь, правда, столп, но что он может? Страх победил веру. Но столп стал между египтянами и Израилем, как бы говоря: «Победи сначала Меня, жалкий человек!» «…И был облаком и мраком для одних и освещал ночь для других, и не сблизились одни с другими во всю ночь» (Исх. 14:20).

И вот море разделилось надвое. Перед израильтянами простерлась широкая дорога, а позади стоял столп. Как тяжело сделать первый шаг по дну моря. Как тяжело идти, когда и справа, и слева стена воды. Вера борется с неверием. Что победит?

«Израиль идет, а чем я хуже?» — думает фараон. Он не привык и не хочет быть хуже, ведь он — его царское величество. Он не видит, что Господь отделил израильтян от египтян столпом, показывая, что фараон и его люди — не церковь Божья. Там, где пройдут христиане, неверующий погибнет. Фараону нет до этого никакого дела, ведь он самый лучший, самый умный, самый сильный. И фараон пошел. Избежать греха гораздо легче, чем наказания за него. В смыкающихся над головой водах упорствующие люди увидели, что жезл Моисея выше скипетра фараона. Увидели, но было уже поздно.

Что же израильтяне? Не вера, а здравый смысл говорит им, что нужно поклониться Богу, принесшему им избавление. Здравый смысл, но не вера, в этом была их беда.

 

Из архива журнала «В начале», 1999 год, №13.

Автор текста: Иосиф Холл


Дата: 04 декабря 1999
Темы:


Редакция
Автор:
Всего материалов автора: 69

Обратите внимание:


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Имя*  
Email*