Минск, Багратиона, 30. Мы в самоизоляции. Проповеди на сайте и в Youtube

«Лорд Апостол»

Сегодня в бывшем Советском Союзе можно найти подтверждение величайшему свидетельству о действующей силе христианского обращения и силе проповеди благой вести: сотни христианских церквей выстояли в годы жесточайших репрессий, направленных на искоренение веры в Бога, и даже умножились при этом числом. Преследования не утихали вплоть до 1987 года.

А ведь в первой половине девятнадцатого столетия на огромных просторах России свет библейского христианства было почти погас. Русская православная церковь проповедовала религию страха, суеверия и обрядов. Духовное начало и любовь к Богу, которые были проявлены в начале прошлого столетия, когда сам царь исповедовал обращение ко Христу, исчезли из религиозной жизни. И вот в1870 году в России вновь вспыхнуло пламя истинного библейского христианства.

Как оно зажглось? Очень большое участие в этом принял не церковный служитель или священник и даже не русский по происхождению, а известный английский пэр, посвятивший свою жизнь распространению христианской веры. Это был лорд Редсток, который родился в 1833 году и носил имя Хон Гренвилл Уолдгрейв. Его род восходил к потомкам Вильгельма Завоевателя. Дед и отец были адмиралами с крутым и пылким нравом, и казалось, что молодой Гренвилл пойдет по их стопам.

Он был коренастым, порывистым мальчиком, мечтающим о славе. Несмотря на то, что отец и мать говорили ему о необходимости общения с Богом, будущий пэр не внял их советам и решил сам для себя: “Религия может быть только добавлением к земным благам”.

Окончив школу в Хэрроу, он поступил в колледж в Оксфорде, где вел типичный для молодого интересного человека из богатой семьи высшего сословия девятнадцатого столетия образ жизни. Затем, после получения ученой степени по юриспруденции и науке, его отправили в звании офицера на место боевых действий в Крым. Пока он добирался к линии фронта, война закончилась, и он прибыл на заброшенные поля сражений как раз для того, чтобы прочувствовать всю никчемность страданий и запущенность, царившую в зараженных болезнями окопах.

Здесь, где много и тяжело трудилась Флоренс Найтингейл, выхаживая больных, Гренвилл Уолдгрейв пережил начало драматической встречи с живым Богом. Оно произошло в тот момент, когда молодой человек знатного происхождения, охваченный страхом, начал испытывать приступы тошноты, лихорадки и слабости. Он понимал, что это значило. Он попал в когти крымских событий и был приговорен врачами к смерти. “Наступил мой час, — думал он, — а я не готов”. Отвергнув в свое время мольбы матери о том, чтобы искать Бога, он сделал ставку, чтобы достичь успеха и личных удовольствий, на Хэрроу и Оксфорд. А теперь надо дать отчет Богу за все. Здоровье, разум и силы, дарованные ему в жизни, все должно было быть посвящено Богу. Как теперь он предстанет пред Ним? И вот, лежа на смертном одре, Уолдгрейв обратил свое сердце и душу ко Христу и умолял Его о прощении. И когда ко всеобщему удивлению он начал поправляться, то не забыл своей молитвы. Он стал уже совсем иным человеком. Хон Гренвилл Уолдгрейв вернулся в Лондон совершенно в новом состоянии духа. Он попал в другую атмосферу. Сначала он не видел ничего плохого в том, что проводил свое время в бесконечных балах, обедах и развлечениях своего круга. Но на одном из вечеров знаменитый адвокат, который также был христианином, отвел его в сторону и спросил в упор: “Что вы делаете для того, чтобы служить вашему новому Господину и Хозяину?”

С большой неохотой, принуждая себя к этому, Уолдгрейв начал посещать больных в одной из больниц и читать им из Слова Божия. В числе первых он посетил испанца, страдающего раком в тяжелой форме и ожесточившегося до такой степени, что возненавидел всех людей. Сидя у постели больного каждый день и читая ему отрывки из Писания, он видел, как под влиянием прочитанного постепенно размягчалось сердце больного и как он менялся, слушая благую весть о прощении грехов и примирении с Богом.

Когда Уолдгрейву исполнилось двадцать три года, он стал лордом Редстоком, а через два года женился и поселился в Саутхемптоне, в большом особняке, окруженном парком. “Они оба много бывали в обществе, — писала леди Бакстон, — где Редсток старался совершать труд своего Господа самым тихим и ненавязчивым образом. Я часто посещала их дом в Лондоне, где лорд и леди Редсток устраивали занятия по изучению Библии”. Лорду Редстоку оставалось сделать еще один серьезный шаг, прежде чем он определил для себя цель жизни. В двадцать шесть лет в его распоряжение был предоставлен батальон пехоты, состоявший из добровольцев. Он сам их собирал, учил и командовал ими, и “батальон лорда Редстока” стал одним из самых знаменитых лондонских полков. Батальон регулярно участвовал в парадах в Гайд-парке под предводительством Редстока, восседавшего на своем сером коне. Лондонцев привлекало нарядное разноцветное обмундирование, стоимость которого оплачивалась лично Редстоком.

Затем он решил, что все его средства как христианина должны находиться в полном распоряжении Господа. Большое впечатление на лорда произвела вера Хадсона Тейлора, великого миссионера в Китае, который совершал там великие дела, и при этом ему так мало помогали состоятельные соотечественники-христиане на родине. И Редсток критически посмотрел на самого себя. Английский пэр в возрасте тридцати трех лет проводил жизнь в роскоши и тратил много своих средств на увеличение благосостояния и на знаки, свидетельствовавшие о принадлежности к высшему сословию. Наедине, в общении с Господом, Редсток принял решение отказаться от своего военного “идола” и целиком посвятить себя служению Христу. Освободившись от службы в армии, он отдал всего себя христианскому труду. Лорд перечислял крупные суммы на служение Тейлора, стал оказывать помощь сиротским приютам и иммиграционным службам, начал выступать с проповедями на специальных собраниях миссии, организованных по всей стране.

Лондонское общество повернулось к нему спиной, так как он открыто заявил, что религия этого общества лицемерна, что под внешней вежливостью скрываются зависть и злословие, а угрызения совести представители высшего сословия пытаются потопить в развлечениях и удовольствиях. Леди Бакстон поясняет: “Он жил действительно так, как проповедовал… Я была свидетелем того, как они, жертвуя средства, постепенно расставались с дорогими украшениями, китайским фарфором и экипажами”. Теперь Редсток, не ведая того, был готов сеять первые семена обновленных христианских традиций на русской земле. Это произошло тогда, когда он поехал открывать собрания миссии, проводимые на юго-западе Англии. Каждый вечер огромный общественный зал в городе, где проводились заседания миссии, был набит до отказа тысячами заинтересованных лиц. Он проповедовал о Христе Спасителе, убеждая своих слушателей покаяться в грехах и прийти к познанию Его. В один из вечеров знаменитый немецкий врач д-р Бедекер пережил драматическое обращение к Богу после слушания проповеди лорда Редстока. Позднее он вспоминал: “Я пришел на собрание гордым немецким атеистом, а вышел оттуда кротким, уверовавшим учеником Господа Иисуса Христа”.

Именно д-р Бедекер спустя восемь лет поехал миссионером в Россию. Несмотря на то, что у него были одно легкое, искривление позвоночника и слабое сердце, он в течение тридцати двух лет совершал служение по разным городам, посещая тюрьмы и поселения осужденных на огромных просторах России. Тысячи христиан многих поколений в буквальном смысле слова должны быть благодарны д-ру Бедекеру за личное познание Господа. Его труд был общепризнан в России и нашел отражение в книгах многих русских писателей, включая Л. Толстого.

Миссионерские путешествия лорда Редстока начались, когда ему было тридцать четыре года. Он посетил Голландию, где на его выступления собиралось огромное число людей, его приходили слушать и представители высшего сословия. Затем он посетил Париж, центр процветающей французской империи, и там его ожидал самый горячий прием. Однако, куда бы он ни приезжал, чувствовал непреодолимое желание посетить Россию. Прошло немного времени, и такая возможность представилась: он получил приглашение от одной русской княгини. В 1873 году лорд Редсток приехал в величественный Санкт-Петербург, где была собрана вся русская знать. Княгиня Екатерина Голицына (внучка того самого человека, который вдохновил царя Александра искать Христа) написала свои воспоминания о приезде Редстока.

“Волею Небес все двери были распахнуты пред ним — залы, церкви и частные дома, толпы народа заполняли помещения, чтобы услышать благую весть. Как раз через неделю после совершения церковных обрядов, я поехала посетить мою кузину, княгиню Ливен. Там я встретилась с лордом Редстоком, который только что приехал в Санкт-Петербург”.

В то время княгиня Екатерина находила большое удовольствие в пышном служении и великолепии обрядов русской православной церкви, и она поделились с английским пэром чувствами, которые они вызывали в ней. Редсток не захотел оставить ее под впечатлением поверхностных эмоций от пустых церемоний. Он хотел, чтобы она пришла к познанию Христа, и рассказал ей, как она должна искать Его. Княгиня Екатерина оказалась в затруднительном положении. Неужели она поклонялась всю свою жизнь пустой тени? Неужели можно действительно познать Бога? Она стала посещать каждое собрание с участием Редстока. “Через какое-то время после благословенной проповеди я осталась для личной беседы и склонилась на коленях в молитве пред Тем, Кто стал моим Спасителем навеки”.

Княгиня Наталия Ливен в Санкт-Петербурге последовала примеру своей кузины и пришла ко Христу за прощением грехов, пережив истинное обращение. Целыми днями Редсток посещал роскошные гостиные петербургской знати, убеждая их владельцев в необходимости ощутить свою нужду во Христе. Каждый вечер он проповедовал через переводчика в переполненных залах. Со знатью он общался на французском языке, на котором разговаривало все высшее общество в России.

Почти одновременно со всеми этими событиями одна из модных петербургских газет выступила с протестом в связи с бурным распространением евангельского протестантизма. В статье под заголовком “Новый апостол в высшем обществе” описывалось, как много последователей появилось у лорда Редстока, и с горечью отмечалось, что дамы царской крови присылали ему бесчисленное множество приглашений с тем, чтобы собрания проводились в их домах. Сам Редсток был удивлен, видя огромный успех своего труда. “Когда я начинал, — говорил он, — некоторые мои русские друзья считали, что мне не следует сюда приезжать. Но я был в состоянии проводить шесть-семь собраний в неделю, хотя значительная часть времени уходила на посещения и личные беседы (от восьми до четырнадцати часов ежедневно)”.

Князь Мещерский, знаменитый русский сатирик, написал пародийный роман под заглавием “Лорд Апостол”, в котором высмеивал все евангельское движение. Но многие люди находили для себя в проповедях Редстока преобразующую силу и мир, и на этом фоне роман Мещерского казался едким и неуместным.

Однажды вечером на собрании Редстока присутствовал человек, внешность которого свидетельствовала о его высоком положении, а необычайно густые черные усы придавали ему еще большую внушительность. Это был полковник Пашков, один из самых богатых офицеров в России и наиболее популярный член петербургского общества. Ему принадлежал величественный дворец в самом центре города, в котором были собраны самые ценные произведения искусства в стране. (После революции этот дом был отдан посольству Франции).

Слушая проповеди лорда Редстока, полковник Пашков почувствовал отчаянное состояние своей души и начал сознавать бремя вины своей греховной жизни. Под влиянием осознания своей греховности, он переосмыслил значение смерти Христа на Голгофском кресте и принял истину всем сердцем, что дало ему начало новой жизни. Словно дитя, он склонился на коленях пред Господом с искренним раскаянием и поднялся с колен с уверенностью, что Господь коснулся его сердца и изменил его жизнь.

Известие об обращении Пашкова потрясло страну. Часть своих доходов из огромных владений и медных рудников на Урале он употребил на распространение Слова Божьего на территории всей страны. Затем он открыл двери своего дворца для совершения христианского служения, и его огромные, обитые малиновым бархатом бальные залы стали местом собраний для многих русских людей, которые совместно изучали Библию и проводили миссионерские собрания.

А тем временем служение лорда Редстока не обошло и русские правящие круги. Недалеко от полковника Пашкова жил граф Бобринский, бывший начальник штаба армии, человек большого ума. Он занимал в правительстве пост министра внутренних дел, был специалистом по немецкой философии и имел огромную библиотеку. Правила этикета требовали, чтобы граф присутствовал на званом обеде, который его жена давала в честь лорда Редстока. Когда трапеза закончилась и присутствующие перешли в великолепный зал, лорд Редсток начал говорить на тему Послания апостол Павла к римлянам. Граф Бобринский сохранял отсутствующее выражение лица во время всей беседы, но внутренне он был глубоко тронут всем услышанным.

После встречи, закрывшись в своем кабинете, граф попытался на листе бумаги изложить все свои возражения против речи Редстока. Ему так понравились собственные аргументы, что он пожелал их напечатать. Но когда стал перечитывать отпечатанные доказательства, то они показались ему поверхностными и предвзятыми. Он пытался, но не мог избавиться от чувства, что англичанин был прав. Редсток говорил, что человечество погрязло в грехах и нет другого пути избавления от них, как только путь личного обращения каждого человека ко Христу. Никакой человек ничего не может сделать, чтобы изменить свою природу. Только Христос может очистить и изменить сущность грешника. Сомнения графа Бобринского разрешились лишь тогда, когда он склонился пред Христом в искренней молитве, умоляя о помощи, прощении и о своем обращении. “Я нашел, что Иисус является ключом, началом и концом всего”. Таким образом еще один русский из высшего общества целиком посвятил себя служению Богу. Вскоре после этого граф Бобринский попытался убедить писателя Льва Толстого в том, что ему необходимо обратиться к Богу. Вместе они провели восемь часов в продолжительной горячей беседе.

Еще одним из обращенных под влиянием проповеди лорда Редстока был граф Корф, тоже представитель высшего русского общества, который служил ревизором при царском суде и являлся наперсником практически каждого члена царской семьи. Как-то он присутствовал на беседе Редстока об искупительной смерти Христа и пришел к осознанию того, что его вина за собственные грехи была снята на кресте.

“В то время, — писал Достоевский, — мне довелось слышать его проповеди в одном из залов. И я могу сказать, что в его речи не было ничего сенсационного. Его выступления нельзя отнести ни к скучным, ни к особенно умным. И тем не менее они совершали чудо в человеческих сердцах. Люди собираются вокруг него, и многие из них обращаются”. Он писал, что обратившиеся сразу же пытаются отыскать бедных, чтобы как можно быстрее щедро одарить их. Они готовы лишить себя всех благ.

Когда лорд Редсток покидал Санкт — Петербург после своего первого удивительного пребывания в нем, в городе уже знали, что многие из высшего общества пришли к личному познанию Бога. Начали проводиться многочисленные молитвенные собрания, а также изучение Библии и благовестие. И вскоре были предприняты усилия для распространения Евангелия по всей стране.

Русская православная церковь к этому была настроена откровенно враждебно. Царь возмущался, что внедрялись идеалы “иностранной” религии и ужасался, что во многих светских домах уже стали искоренять обряды православной церкви. Но что он мог сделать? Крестьян можно было выпороть, а как поступить с министрами и княгинями? Княгиня Ливен, например, открыла двери своего дома новому движению. Молодые проповедники, русские и иностранные, приветствовались в ее доме и пользовались ее роскошным малахитовым залом, украшенным зеленым мрамором, для проведения евангелизационных собраний. Княгиня содержала молодого проповедника, который образовал десять церквей и открыл много воскресных школ, а затем подал идею построить молитвенные дома в Петербурге и Москве. Эта мысль понравилась богатой княгине, и она сразу же приступила к ее осуществлению. Русская православная церковь еще более ожесточилась, когда евангельские христиане распространили тысячи брошюр и трактатов на московской выставке в 1877 году. И гонения не заставили себя ждать. Княгиня Ливен была арестована и даже подвергнута телесному наказанию. Полковник Пашков также арестован, его лишили всей собственности и огромных владений на Урале, а затем выслали за пределы России. Очень многие претерпели жестокое обращение и гонения, но они уже успели основать церкви, отпечатать большое количество экземпляров Библии и другой духовной литературы, и во всех слоях общества в России очень многие высоко оценили их труд.

В результате обращения сердце лорда Редстока необычайно изменилось. После России он совершал служение, в викторианском Лондоне, где организовал Службу помощи неимущим. Он лично финансировал строительство и содержание нескольких гостиниц для обездоленных (приблизительно на 2000 человек). Лорд Редсток израсходовал большую часть своего имущества и доходов на различные благотворительные мероприятия, в которых не хотели участвовать люди его сословия.

Редсток вел спартанский образ жизни. Он продал часть своей собственности и купил огромное здание старого отеля, чтобы приспособить его под приют для эмигрантов из России, Германии и стран Скандинавии. В начале 90-х годов девятнадцатого столетия в Лондон каждую неделю приезжали до ста семей эмигрантов. Редсток поставил своей целью спасти их от нищеты и голодной смерти, оказать им помощь, прежде чем они встанут на ноги. В программу оказания помощи входило и регулярное проведение евангелизационных собраний при его непосредственном участии. В течение семи лет через гостиницу лорда прошло около 70000 эмигрантов, многие из которых свидетельствовали о своем духовном рождении, полученном там.

Лорд Редсток выстроил в Лондоне также зал недалеко от железнодорожного вокзала Виктория, где он лично проповедовал каждое воскресенье. Несколько раз эти собрания посещала даже мать королевы Англии, но обычно там собиралось небольшое число людей, в основном кучера и прислуга, которые проживали в том районе и которым Редсток хотел принести весть о спасении.

Друзья лорда Редстока считали его хотя и не всегда организованным, но тем не менее необыкновенно добрым гением, который поставил перед собой цель рассказать о том открытии, которое он когда-то в юности сделал для себя, — о силе и действенности христианского обращения. Незадолго до смерти Редсток сказал своему другу: “Я любил Господа на протяжении вот уже многих лет своей жизни, и теперь, когда я состарился, меня переполняет мысль о том, как велика Его любовь ко мне, любовь, которой я совершенно не заслуживаю”.

 

Из архива журнала «В начале», 1997 год, №9.

Автор текста: Питер Мастерс


Дата: 27 ноября 1997
Темы:


Редакция
Автор:
Всего материалов автора: 69

Обратите внимание:


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Имя*  
Email*