Минск, Багратиона, 30. Мы в самоизоляции. Проповеди на сайте и в Youtube

Заповеди блаженства. Заповедь вторая

Блаженны плачущие, ибо они утешатся.

Евангелие от Матфея 5:4

Нагорная проповедь Иисуса Христа в самодовольной среде “праведных” фарисеев и книжников произвела эффект разорвавшейся бомбы. Сам принцип надежды на свою праведность, которому учили фарисеи, отвергнут. Юноша-законник, опечаленный, отходит от Христа. Ученики в смятении: “…кто же может спастись?” (Мр. 10:26). Они видят удаляющуюся спину соблюдавшего заповеди “от юности”. Учение Иисуса Христа радикально отличается от учения лицемеров с постными лицами и гнилым сердцем, с их молитвой : “Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь…” (Лк. 18:11). Как надменно сердце человека! Все в его глазах недостаточно святы, за исключением его самого. Но учение Иисуса — блаженство избранных и благодать Божья. Во второй заповеди блаженства Господь говорит о двух, казалось бы, несоединимых понятиях: “блаженны” и “плачущие”. Парадокс? Для мира — да, но не для верующих. Господь не говорит здесь о счастье, хотя счастье (имеется в виду истинное счастье) есть составляющая блаженства. Если блаженство воспринимать только как счастье, то слова Христа действительно звучат абсурдно. Как могут быть счастливы плачущие? Если ты счастлив, то почему плачешь? Ведь счастье приносит внутреннюю радость, успокоение, положительные эмоции, а если слезы, то радости. Господь Иисус Христос не говорит о счастье, Он говорит о блаженстве и в противоположность блаженству плачущих являет горе смеющимся (читай счастливым): “Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете” (Лк. 6:25).

БЛАЖЕННЫ

Господь Иисус Христос с особой силой подчеркивает архиважность и жизненную необходимость блаженства. Обратите внимание, каждая из восьми заповедей блаженства начинается словом: “блаженны”. Современные переводчики Библии, не понимая “блаженства”, уходят от непонятного им слова, заменяя слово “блаженный” словом “счастливый”. Можно ли человеку, не познавшему блаженства как благодати, доверить перевод книги о блаженстве? Это то же, что слепого от рождения человека просить рассказать о великолепии заходящего солнца. Поэтому, друзья, если в пятой главе Евангелия от Матфея вы увидите слово “счастливы”, рассматривайте вашу книгу как бездуховную, потому что ни в Нагорной проповеди, ни на других страницах вы не найдете блаженства, исходящего от Бога. Вместо живого истинного Слова вам предлагают суррогат.

Блаженный человек обязательно будет счастливым, но счастливый блаженным — никогда, если же, конечно, в будущем его не коснется благодать Божья.

Блез Паскаль, великий математик, физик и религиозный мыслитель XVII века писал: “Все люди, без исключения, стремятся к счастью, какое бы значение они ни вкладывали в это слово. Достижение счастья — мотивация их поступков. Человек не сделает ни единого шага, если за ним он не видит приближения или обретения счастья. Одни идут на войну, другие категорически отрицают ее, но движущий мотив и у тех, и у других — обретение счастья. Как это ни парадоксально, но самоубийца, сующий голову в петлю, тоже помышляет о счастье”.

Для многих счастье — напиться. Счастливы наркоманы в своих грезах и прелюбодеи в измене, счастлив вор, удачно “провернувший” свое дело. Но Господь говорит не о счастье, а о блаженстве. Греки выражали состояние блаженства словом “makarioi”. Интересно значение этого слова. Благодаря своему географическому положению, мягкому климату, богатой почве остров Кипр был, по мнению древних греков, местом, где можно было очень хорошо жить. Киприотам не надо было ничего привозить на свой остров, у них все было свое, причем в изобилии. И этот остров они называли Макария (makaria). Состояние страны — блаженство. Однокоренное слово те же греки использовали как эпитет при описании своих богов, кроме того, они использовали его как синоним слова “умерший”, полагая, что только умерший человек избегает всех невзгод и больше ни в чем не нуждается. Одним словом, он в состоянии блаженства.

Слово “makarioi” не относится к категории слов, описывающих чувства (как, например, счастье), оно характеризует состояние. Блаженство не зависит от обстоятельств, так как является неотъемлемым качеством человека, как цвет кожи, и поэтому не имеет конца. Значит, люди “блаженны” независимо от того, что они чувствуют. Здесь важно кем они являются. Блаженство — это то, что может дать только Бог, состояние, данное Богом, в котором пребывают люди.

Для описания счастья как чувства, в отличие от состояния, древние греки использовали совсем другое слово, буквальное значение которого по-русски — “быть под защитой доброго гения или демона”. Объяснение взято из классической литературы, никто из авторов Нового Завета его не использовал.

ПЛАЧУЩИЕ

Плотская скорбь

“Блаженны плачущие…” Слово “penqounteV”, которое использует Иисус в древнегреческом языке использовалось главным образом для описания скорби или плача по умершим. Когда Иакову сообщили весть о смерти его сына, то он “разодрал… одежды свои, и возложил вретище на чресла свои, и оплакивал сына своего многие дни” (Быт. 37:34). Ветхий Завет был написан на иврите, а в греческом его переводе семидесяти (Септуагинте) использовано слово “penqounteV”. Когда же сам Иаков умер, “оплакивали его Египтяне семьдесят дней” (Быт. 50:3). Здесь использовано то же слово, которое употреблено во второй заповеди блаженства.

В Новом Завете, написанном на древнегреческом языке, мы находим это же слово в описании “плачущих и рыдающих”, к которым спешила Мария Магдалина с доброй вестью (Мр. 16:10).

Когда Иисус Христос говорит: “Блаженны плачущие…”, — то Он имеет в виду людей не со слезами, навернувшимися на глаза, а рыдающих, причем рыдающих так, что рыдания сотрясают душу. Это не плач, вызванный разнообразными житейскими обстоятельствами или скорбью мира. Наша жизнь и свидетельство Слова Божьего подтверждают это. Не всякий плач или скорбь сопровождается благословениями, а тем более блаженством. Возьмем, к примеру, смерть человека. Во время похорон на глазах у многих слезы, но где Божье благословение и где блаженство? Вспомните ли вы, что когда-нибудь слышали на погребении проповедь на стих: “Блаженны плачущие, ибо они утешатся”? Но смерть не единственная причина плача и скорби. Проваленный экзамен или опоздание на важную встречу, как и предательство друга, могут расстроить нас до слез, но Божьего благословения за этим не последует, как не последует и блаженства.

Кроме плача, вызванного разными житейскими обстоятельствами, плотскими скорбями, есть плач, в основе которого лежит грех, и, естественно, говорить о каком-либо блаженстве здесь не приходится. Каин, убив Авеля, плачет перед Богом: “…наказание мое больше, нежели снести можно; вот, Ты теперь сгоняешь меня с лица земли, и от лица Твоего я скроюсь, и буду изгнанником и скитальцем на земле; и всякий, кто встретится со мною, убьет меня” (Быт. 4:13,14). О чем он сожалеет? Что лежит в основе его слезной мольбы? В словах Каина мы не видим ни капли раскаяния, его волнует собственное “я”, оно и только оно в центре его внимания. Его совсем не беспокоит то, что он убил брата, он боится за себя, как он будет жить дальше. Каин плачет, но это не тот плач, за который люди удостаиваются блаженства.

Вспомните Амнона, сына Давида, который полюбил свою сестру Фамарь. По закону он не мог взять ее в жены (2Цар. 13). “И скорбел Амнон до того, что заболел…” (стих 2). Но скорбь молодого человека была плотской, а не духовной, и в результате этой скорби он впал в тяжкий грех, совершив насилие. Два года позже нераскаявшийся Амнон был убит Авессаломом, братом Фамари.

Вспомните Ахава, которому не давал покоя соседский виноградник. Сердце его скорбело, скорбь родила печаль, а печаль сродни плачу. Иезавель научила его, как получить виноградник. Печаль и скорбь Ахава вместо блаженства принесли ему проклятие, переданное через Илию. Несколькими годами позже Ахав был убит на войне.

Вспомним Иуду Искариота (Мтф. 27:3-5). Что лежало в основе его скорби? Раскаяние о содеянном или страх перед возмездием? Его плач не был покаянием в жизнь (Деян. 11:18).

Богослов Джон Райл в связи с покаянием Иуды писал следующее: “Возможно, что человек видит свой грех и даже сожалеет о нем, более того, исповедует его, движимый угрызениями совести, но при всем при этом не раскаивается сердцем. Грозящая опасность или приближение смерти могут мобилизовать чувства, но при этом Дух Святой может не коснуться души грешника”. Задумайтесь над этими словами. Что такое покаяние? Спросите об этом в молитве у Бога, но подойдите к этому серьезно, потому что это очень важно.

Духовная скорбь

Полной противоположностью плотскому плачу и скорби являются духовная скорбь и духовный плач. Об этом говорит апостол Павел: “Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть” (2 Кор. 7:10). Каин, Амнон, Ахав и Иуда — примеры печали мирской, которую известный богослов XIX века Чарльз Ходж назвал “печалью необновленного человека, скорбью невозрожденного сердца”. Такая печаль ведет к погибели. Скорбь же от Бога не зависит от окружающих обстоятельств, ее производит Дух Святой, и она ведет в жизнь вечную. Качества, отраженные в заповедях блаженства, — слагаемые христианского характера. Нищета духа, духовная скорбь, кротость, жажда правды — все это неотъемлемые черты возрожденного христианина. Они неразрывно связаны между собой. Нищета духа (осознание греха и невозможности спасти себя собственными силами) порождает плач души, ее крик и скорбь. Один богослов сказал, что слезы по греху стоят на пороге Царствия Божия. Только те, кто был сломлен непосильной ношей греха, могут познать благодать Всевышнего. “Близок Господь к сокрушенным сердцем и смиренных духом спасет” (Пс. 33:19). Скорбь о грехе жизненно необходима, она тяжела для сердца, тяжела, но и радостна. Жаль тех, кто не понимает этого, кто старается превратить богослужение в увеселительное мероприятие с мудростью человеческой вместо Божьей, с развлекательной музыкой, с танцами и прочим непотребством. Где ваш плач души? Где ваше блаженство? А может быть, вы его подменили счастьем? Тогда на какой сатанинской почве оно покоится? Не приведет ли это счастье к плачу, о котором говорится в Евангелии от Матфея: “…там будет плач и скрежет зубов” (8:12)?

Истинное сожаление о грехе ведет к неземной радости, освобождению от чувства вины и дает уверенность в спасении. Не об этом ли говорит пророк Исаия: “Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение и узникам — открытие темницы, проповедывать лето Господне благоприятное и день мщения Бога нашего, утешить всех сетующих, возвестить сетующим на Сионе, что им вместо пепла дастся украшение, вместо плача — елей радости, вместо унылого духа — славная одежда; и назовут их сильными правдою, насаждением Господа во славу Его” (61:1-3)?

“Блаженны плачущие…” До этого мы говорили о “покаянии в жизнь”. Мы уже отмечали, что когда Господь говорит о плачущих, то имеет ввиду состояние верующих. И слово “блаженны” обозначает состояние. Это не чувство, это путь освящения. Некоторые верующие думают, что поскольку они крещены Духом Святым, то с их лиц никогда не должна сходить сияющая улыбка, но это заблуждение. Посмотрите на непрестанный вопль Давида, восходящий к Господу: “…беззакония мои превысили голову мою, как тяжелое бремя отяготели на мне” (Пс. 37:5); “Беззаконие мое я сознаю, сокрушаюсь о грехе моем” (37:19); “Многократно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня” (50:4). Авраам говорит о своем состоянии: “… вот, я решился говорить Владыке, я, прах и пепел…” (Быт. 18:27). Когда пророку Исаии было явлено в видение Господа, сидящего на троне в славе, так что даже ангелы укрывали свои лица крыльями, он вскричал: “…горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами,— и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа” (Ис. 6:5). Иов имел репутацию справедливого, непорочного и богобоязненного человека (Иов 1:1), но на коленях он исповедовался пред Богом: “…Поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле” (42:6).

Видя чудо, которое сотворил Господь, апостол Петр падает на колени перед Христом: “выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный” (Лк. 5:8). И это было его не единственное покаяние. После отречения от Христа он “вышед вон, плакал горько” (Мтф. 26:75). Горькое сетование и сокрушения являет нам апостол Павел: “…потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю”. Ниже в этой главе читаем:“Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю” (Рим. 7:18,19). И заключает о себе Павел: “Бедный я человек!” (Рим. 7:24). Здесь важно отметить, что апостол говорит о своем состоянии в момент написания послания, а ведь он был не просто христианином, а апостолом. Это не игра на публику, в нем видны жажда служить Богу всеми силами и сожаление (плач) о живущем в нем и терзающем его грехе.

Глубокое сожаление о грехе — нормальное состояние истинно верующего христианина, то состояние, к которому должен стремиться каждый из нас. Джон Брадфорд, протестантский мученик, сожженный за веру в 1555 году, писал, что редкий день его жизни проходил без скорби по своим грехам. Чарльз Сперджен в 1889 году в своей проповеди сказал: “Братья, когда я вдруг осознал мудрость закона Божья и постиг его святость, я почувствовал будто мое сердце пронзил остро заточенный кинжал, в тот миг меня охватила дрожь… Какими и жалкими несчастными созданиями мы являемся! Самые лучшие из людей без благодати Божьей и работы Святого Духа превратились бы в таких чудовищ, которых едва ли встретишь даже в аду”.

О, я грешник бедный!
Правда, я таков;
Если б Бог бессмертный
Не был полн даров,
Не был полн любовью
И не спас меня,
То погиб давно бы
В мире этом я.

Скорбь по церкви

Видя свои грехи и скорбя по ним, мы не можем забывать об общем состоянии наших церквей. Во что они превращаются? Авторитет Священного Писания падает, где-то оно уже давно заменено преданиями. К сожалению, и в евангельских церквах сегодня можно слышать проповеди о чувствах и ощущениях проповедников. В них нет места для Священного Писания, а раз нет места для слова Божья, то нет места и для Христа. С каким стыдом пришлось слышать проповедь о том, что в шортах ходить удобнее, чем в брюках! Мы скажем: “Но это не в нашей церкви!” Да, это не в нашей церкви. А в чьих церквах одновременно с проповедью второй заповеди развешиваются распятия и лики страдающего Христа? Жалкой пародией на Тайную вечерю Леонардо да Винчи, в которой нет ни капли правды, мы украшаем свои дома и офисы. Как бы издеваясь над словами Христа: “…также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах” (Мтф. 23:6), — высаживаем президиум. Мелочи? Но написано: “…ты в малом был верен…” (Лк. 19:17). Библия становится книгой, из которой берется только то, что тому или иному нравится, которое может дополниться видениями и снами. Пустоты заменяем видениями и снами. Пророчества Священного Писания меркнут перед доморощенными пророками, суеверие и мистицизм проникают в наши сердца. Хотим жениться — женимся, хотим разводиться — разводимся, хотим красть — крадем, хотим упиваться — упиваемся. И какова реакция верующих на все происходящее? Неужели как у молящегося фарисея: “…Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди…” (Лк. 18:11)? Он самоправеден и горд, у него все хорошо, а у мытаря плохо. Но мытарь рыдает о своих грехах, и поэтому он идет из храма оправданный. Радость о состоянии своей поместной церкви и гордость за нее в отсутствии страдания по Церкви в целом ставит нас в положение молящегося фарисея. Посмотрите, как реагирует апостол Павел на проблемы, возникшие в коринфской церкви. Некогда в здоровую церковь проникли лжеучения и порочная практика (прелюбодеяние, пьянство, невоздержание, говорение иными языками и прочее), и апостол со слезами на глазах пишет послания в Коринф, наставляя коринфян на путь истинный. К сожалению в допущениях, которым апостол позволяет быть, многие видят благословения. Разговор о том, как “особо благословленные” (читай “крещеные Духом через говорение языками”) впали в блудодеяние, “какого не слышно даже у язычников” (1Кор. 5:1) у нас будет отдельно. Апостол оплакивает состояние церкви и молит Господа: “…чтобы опять, когда приду… не оплакивать мне многих, которые согрешили прежде и не покаялись в нечистоте, блудодеянии и непотребстве, какое делали” (2Кор. 12:21). Проникнитесь состоянием церквей сегодняшнего дня и возрыдайте о них, и сбудется реченное: “Блаженны плачущие, ибо они утешатся”.

В данной статье мы рассмотрели вторую заповедь блаженства. Надеемся, что статья поможет читателю самостоятельно с молитвой подойти к этой заповеди и рассмотрению себя самого в ее свете. Да поможет нам Бог!

 

Из архива журнала «В начале», 1998 год, №12.

Автор текста: Георгий Вязовский


Дата: 04 декабря 1998
Темы:


Редакция
Автор:
Всего материалов автора: 69

Обратите внимание:


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Имя*  
Email*