Евангелическая реформатская церковь

Минск, ул. Багратиона, 30. Богослужение: воскресение – 11:00, вторник – 19:00.

Послание к римлянам, 9: народы или отдельные люди? (комментарии Ярослава Вязовского на выступление Дмитрия Лазуты)

Данная статья является комментарием на проповедь Дмитрия Лазуты. В ней будет дан ответ на утверждение о том, что в 9-й главе Послания к Римлянам (в дальнейшем для краткости просто 9-я глава) не идет речи об избрании ко спасению и говорится об избрании не отдельных людей, а целых народов.

Необходимо, конечно, опять начать с обсуждения контекста 9-й главы. После того, как я изложу свое представление о контексте и главной теме этой главы, я перейду к критике арминианского взгляда, представленного Д. Лазутой.

Почему евреи отвергли Христа?

Девятая глава Послания к Римлянам является естественным продолжением первых восьми глав, тема которых, несомненно, — путь спасения, данный Богом людям. Восьмая глава заканчивается на весьма оптимистичной ноте: ничто не может отделить спасенного грешника от любви Божьей. Спасение, даруемое Богом, — полное, совершенное и окончательное. Бог, начиная спасать человека, остается верным ему, пока не доведет начатое до конца. Евангелие, принесенное Иисусом Христом и проповедуемое апостолом Павлом, — окончательное откровение Бога о том, как человек может спастись.

Но как же тогда быть с евреями? — возникает вопрос. Разве евреи не избранный Божий народ? А ведь по Евангелию, провозглашаемому Павлом, они не спасены, потому что отвергли Христа. В Благой вести Павла нигде не учитывается принадлежность к израильскому народу: спасаются лишь те, кто уверовал в Иисуса как Мессию и принял Его. Поэтому евреи, не обратившиеся ко Христу, гибнут, несмотря на то, что они — члены Божьего избранного народа.

Возникает проблема преемственности Нового Завета по отношению к Ветхому. Является ли Евангелие апостола Павла продолжением ветхозаветной истории? Исполнились ли в Евангелии обещания, данные Богом людям в Ветхом Завете? Или Евангелие просто пришло на смену Ветхому Завету, который оказался неудачной попыткой Бога вступить с людьми в завет и спасти их? А если у Бога не получилось спасти людей в Ветхом Завете, получится ли в Новом? Можно ли в таком случае говорить о совершенстве и полноте спасения во Христа?

Очевидно, что исторически отрывать Новый Завет, Евангелие, от Ветхого Завета недопустимо. Тогда мы возвращаемся к исходному вопросу: если Евангелие есть продолжение Ветхого Завета, как же тогда быть с евреями, которые в большей массе не приняли Христа? Почему евреи оказались вне нового завета с Богом, хотя Мессия был обещан именно им? Ведь именно они должны были воспользоваться плодами своей долгой истории и получить совершенное спасение из рук Мессии. Неужели Бог просто расторг завет с израильским народом, не дал им воспользоваться исполненными обещаниями и отдал их язычникам? Можно ли чем-либо объяснить такую резкую перемену в отношении Бога к Своему избранному народу? Не абсурд ли это? Возникает та же проблема: можем ли мы полагаться на верность Бога и сейчас, если Он оказался неверным по отношению к евреям в прошлом?

Все эти вопросы ставят под вопрос Евангелие Павла, поэтому он должен объяснить, в какой ситуации оказались евреи в эпоху Нового Завета. Это он и делает в 9-й главе.

Павел выдвигает в шестом стихе тезис, который полностью разрешает все возникшие противоречия и устраняет все сомнения. Вся остальная часть девятой главы посвящена обоснованию и объяснению этого тезиса. Давайте рассмотрим сам тезис: как он решает проблему еврейского народа, а затем проследим, как Павел защищает этот тезис.

Итак, шестой стих: «Но не то, чтобы Слово Божие не сбылось…» Павел констатирует проблему и дает на нее ответ: «Все выглядит так, словно Бог не сдержал Своего слова, данного евреям, когда пришел Христос. Однако это не так. Слово Божие сбылось».

На каком основании Павел делает такое утверждение? Продолжаем читать шестой стих: «…ибо не все те Израильтяне, которые от Израиля». Вот тезис, который разрубает богословский гордиев узел!

Бог никогда не обещал израильтянам, что все физические потомки Авраама будут спасены. Всегда существовал народ в народе, так называемый остаток. Далеко не все евреи обращались к Богу, лишь сравнительно немногие из них, как показывает история, были спасены. У Бога был избранный израильский народ, который должен был принять и сохранить откровение Божие, но был также духовный Израиль, духовный избранный народ, в который входили лишь некоторые потомки Авраама.

Как только мы понимаем этот принцип, как только мы видим, что в шестом стихе Павел проводит черту внутри самого израильского народа и разделяет его на две части, тогда мы понимаем, почему с приходом Христа оказалось, что большинство евреев не спасено. Так было всегда. Никогда не было так, чтобы все израильтяне были в духовном завете с Богом. Когда пришел Христос и принес Евангелие, этот факт стал очевидным. Реакция евреев на Христа и Его Евангелие проявила ту ранее невидимую границу, которая проходила внутри израильского народа.

Бог не поменял Своего отношения к евреям, как в ветхом, так и в новом заветах спасался всегда остаток. Изменилось не отношение Бога, у людей изменилось понимание того, каково их истинное положение перед Богом. Ведь евреи считали, что одна лишь принадлежность к этническому Израилю гарантирует спасение, а, оказалось, что это не так. И тогда расплывается, как дым, проблема, поставленная перед апостолом Павлом. Его Евангелие является не только продолжением ветхозаветной истории, оно не только является исполнением обещаний относительно спасения, данных Богом древним евреям, но оно также проливает свет на историю израильского народа. Оно интерпретирует ее. Оно показывает, как на самом деле Бог спасал людей в Ветхом Завете: не через исполнение закона, не по принадлежности к Израилю по плоти, а по вере в божественные обещания.

По какому же принципу происходило разделение? Кто разделял евреев на духовный Израиль и остальных членов израильского сообщества?

Отвечая на этот вопрос, Павел начинает приводить примеры из истории Ветхого Завета. Вспомните, говорит он, у Авраама было два сына: Измаил и Исаак. Один стал продолжателем рода Авраамова и вступил в духовный завет с Богом, другой стал отцом языческого народа, и, очевидно, был потерян. Почему Исаак был спасен? Это результат решения Бога, Его выбора: «В Исааке наречется тебе семя», — сказал Бог, еще до того, как Исаак родился.

На это нетрудно возразить: «Выбор Бога вполне логичен и предсказуем. Ведь Исаак был законнорожденным, а Измаил — сыном служанки».

Павел приводит следующий пример, чтобы показать, что выбор Бога не зависел от того, что делают люди и кем они являются, что Он сделал Свой выбор без всякого влияния извне. Иаков и Исав, в отличие от Исаака и Измаила, были сыновьями одной и той же матери, более того, они родились, практически, одновременно, потому что были близнецами. Между ними не было никакого различия. Однако, один спасен, другой нет. «Иакова я возлюбил, а Исава возненавидел.» Бог провел между ними различие. Бог по Своей воле, по Своему решению Иакову даровал благодать, и он уверовал, а Исаву предоставил упорствовать в грехе и неверии.

Решение, выбор, воля — все эти слова означают избрание ко спасению. Бог всегда избирал ко спасению грешников: и в Ветхом, и в Новом Завете. С приходом Христа ничего не изменилось. По-прежнему спасается та часть евреев, которая была избрана.

«Но разве это справедливо?» — спросите вы. Я думаю, что не ошибся, предположив, что вы задали именно этот вопрос. Потому что при первом знакомстве учение об избрании вызывает именно такой отклик: «Ведь несправедливо со стороны Бога одних избирать ко спасению, а других нет!»

Переоценить важность этого факта для толкования 9-й главы невозможно, потому что этот факт, т.е. возникновение вопроса о несправедливости Бога, указывает на то, что наше толкование 9-й главы вплоть до этого момента было верным. Мы не ошиблись, когда решили, что апостол Павел говорит об избрании отдельных людей ко спасению. Ибо как только Павел заканчивает приводить примеры с детьми и внуками Авраама, он немедленно ставит перед собой вопрос, который возникает у его воображаемого оппонента: «Что же скажем? Неужели неправда у Бога? Никак» (ст. 14).

Только такое толкование первых тринадцати стихов 9-й главы может привести к этому вопросу. Любое другое толкование не подходит. Возьмите, например, идею о том, что Павел не говорит здесь об избрании отдельных людей ко спасению. Допустим, он говорит об избрании народов или об избрании людей к какому-то служению, но не ко спасению, и тогда все нормально: у нас не возникает мысли о несправедливости Бога. И в таком случае вопрос в 14-м стихе совершенно неуместен, и невозможно объяснить, чем он мог быть вызван. Это один из решающих аргументов в пользу традиционного толкования этой главы: Павел учит здесь о том, что Бог избирает отдельных людей ко спасению.

Павел отрицает, что избрание есть несправедливость со стороны Бога. И, чтобы обосновать свой ответ, он, во-первых, приводит дополнительные примеры из Ветхого Завета, показывающие, что избрание — факт, что Бог постоянно избирал людей; во-вторых, он заявляет о том, что горшок не имеет права спорить с гончаром. Если горшку что-то не нравится в действиях Гончара, он должен смириться и принять все, как есть.

В стихах 24-26 Павел показывает, что отличие между Ветхим и Новым Заветами состоит в том, что Бог как бы расширил круг избранных и в большей мере, чем прежде, стал призывать язычников в духовный Израиль.

Итак, мы дали беглый обзор 9-й главы, показавший, что ее главной темой является избрание ко спасению отдельных людей как способ создания духовного Израиля. Так, и только так, с точки зрения Павла, можно объяснить наличие Израиля в Израиле. А признание этого разделения внутри народа приводит к пониманию того, что Бог не изменил Своего отношения к евреям с приходом Христа и что поэтому Евангелие Павла не противоречит Ветхому Завету, а на самом деле является его исполнением и завершением. Благая весть — истина, несмотря на тот факт, что многие евреи не приняли Христа.

Избрание на основании предузнания?

Теперь давайте перейдем к тезису Дмитрия Лазуты о том, что в этой главе идет речь об избрании народов. Он приводит довольно серьезный аргумент в пользу своего утверждения, требующий внимательного рассмотрения. Итак, Павел, развивая свою мысль в 9-й главе, несколько раз цитирует Ветхий Завет, и все эти цитаты относятся к народам, а не к отдельным людям. Из этого делается вывод, что Павел говорит в этой главе не о конкретных людях, а о народах.

С нашей точки зрения, на эту проблему дал убедительный ответ современный исследователь Библии Дуглас Му. Рассуждения, приведенные ниже, во многом построены на материале, взятом из его фундаментальных комментариев (их объем составляет более 1000 страниц!) на Послание к Римлянам [1].

В первую очередь надо вернуться к основным принципам толкования Писания. Как бы убедительно ни выглядели ссылки на Ветхий Завет, тему 9-й главы должен определять ее непосредственный контекст. И хотя мы должны, конечно, принимать во внимание контекст всей Библии, более дальний контекст не может вступать в противоречие с ближайшим. Мы уже определили, что темой 9-й главы является избрание к спасению, а не к служению. Приведем некоторые дополнительные аргументы.

1. Павел решает в этой главе проблему, как согласовать Евангелие с тем фактом, что многие евреи не спасены. Для этого Павел должен объяснить, что никогда все евреи не были спасены и почему только некоторые израильтяне являются «истинными» израильтянами (ст. 6). Очевидно, что рассмотрение вопроса об избрании народов не соответствует задачам Павла (поскольку ему нужно объяснить наличие разделения в одном израильском народе) и не решает проблему того, что евреи отвергли Христа.

2. Ключевые слова этих стихов — «дети Божии», (ст. 8) «дети обетования» (ст. 8), «признаются» (ст. 8), «Призывающего» (ст. 12), «не от дел» (ст. 12) — постоянно употребляются Павлом в других посланиях для описания спасения отдельных людей. (Ср., например, Послание к Галатам 4:28: «Мы, братия, дети обетования по Исааку».)

3. В стихах 27-29 явно говорится о спасении остатка, т.е. некоторых израильтян из всего народа. Эти стихи завершают рассуждения Павла о том, что истинный, духовный, Израиль создается в результате избрания Божьего.

В целом необходимо заметить, что Павел нигде не указывает и даже не намекает на то, что после 8-й главы он меняет тему своего послания. Мы можем быть абсолютно уверены, что в первых пяти стихах 9-й главы Павел еще продолжает говорить о духовном спасении, а после этого невозможно определить, в каком месте он переходит к разговору о народах. В каком стихе Павел меняет тему: в шестом, в седьмом, в восьмом? Даже беглого прочтения этих стихов достаточно, чтобы понять, что Павел продолжает говорить о спасении: ведь в этих стихах он говорит о разделении, существовавшем в израильском народе, а разделение здесь может быть только на спасенных и неспасенных. Аналогично, анализ последующих стихов 9-й главы приводит к выводу, что Павел продолжает размышлять о спасении.

Более того, как бы ни толковались промежуточные стихи с 9-го по 26-й, даже арминиане вынуждены признать, что в стихах 27-29 говорится о спасении. Так неужели можно утверждать, что Павел по необъяснимым причинам меняет в середине главы тему своих размышлений?

Однако перед нами по-прежнему стоит проблема: как примирить ближайший и более далекий контексты 9-й главы? Другими словами, надо разобраться, как Павел использовал цитаты из Ветхого Завета, и мог ли он применять их к отдельным людям, если первоначально они относились к народам.

Есть три точки зрения на то, как Павел использует цитаты из Ветхого Завета.

1. Он придерживается их первоначального смысла и, цитируя, относит их только к роли народов в истории спасения (арминианская позиция).

2. Он отбрасывает первоначальный смысл ветхозаветных текстов, рассматривает их в качестве образов того, как Бог спасает людей.

3. Он использует принципы, извлеченные из ветхозаветных текстов, описывающих, как Бог создавал израильский народ, чтобы показать, как действует Бог, создавая истинный духовный народ (кальвинистская позиция).

Первая точка зрения пренебрегает контекстом 9-й главы, вторая — контекстом Ветхого Завета. Последняя точка зрения занимает промежуточное положение, отдавая должное обоим контекстам. Она свободна от однобокости, характерной для двух других точек зрения, поэтому, по нашему мнению, она является наилучшим решением возникшей проблемы.

В качестве заключительного тезиса предложу следующее: братьям, придерживающимся арминианской точки зрения, следует признать, что в 9-й главе говорится не просто о всевластии (суверенности) Бога, а о Его всевластии в избрании отдельных людей ко спасению, о всевластии в создании истинного духовного Израиля.

Если этот шаг будет сделан, то останется еще один барьер между кальвинистами и арминианами. Является ли избрание к спасению безусловным (кальвинизм) или оно было сделано Богом на основании предузнания веры человека (арминианство)? Место не позволяет дать развернутый ответ на этот вопрос, поэтому мы просто наметим основные направления в исследовании этой проблемы.

Во-первых, где в Писании говорится о том, что Бог избирает тех, в ком Он предвидел веру? Арминианские богословы признают, что прямо об этом не сказано нигде, что это является их предположением. Джеф Волкер убедительно показал, что в Послании к Римлянам 8:29 не идет речи о предвидении веры, и мы отсылаем читателя к тексту июльской беседы, напечатанной в этом номере журнала (с.19-20).

Во-вторых, если человек сначала избрал Бога, а потом Бог избрал человека, то избрание должно называться человеческим, а не Божьим. Какой смысл говорить, что Бог избрал человека, что Он выделил его из массы грешников, чтобы спасти, если человек сам себя выделил своим выбором, верой. Так русский язык не работает.

Представьте себе урок литературы в 5-м классе. Учитель спрашивает, кто хочет рассказать стихотворение, заданное на дом. Из 20 человек десять поднимают руки, а остальные — нет, потому что не выучили стихотворение. Учитель вызывает этих десятерых, а остальных он вызовет на следующем уроке. Возникает вопрос: кто выбрал отвечающих на этом уроке? Учитель или сами дети? Ясно, что дети, учитель только вызвал тех, кто поднял руку, к доске, а выбор отвечать или нет остался за детьми. Разве не правильно будет сказать, что избрание принадлежит детям, а не учителю?

Так и в арминианской схеме: разве не правильно сказать, что избрание принадлежит людям, а не Богу? Тогда почему апостол Павел так упорно приписывает избрание Богу и настаивает, что Бог избирает, а не люди? Почему бы ему не написать, что люди избирают себя ко спасению? А потому, что избрание, с точки зрения Павла, действительно является делом Бога, а не человека.

Арминианская схема разваливается. Она вступает в противоречие с нормами языка. Она заставляет нас подменять понятия. Когда Писание говорит об избрании Бога, арминианское богословие формально сохраняет это выражение, но вкладывает в него прямо противоположный смысл: избрание человека. Нам предлагают говорить, что Бог избрал людей ко спасению и при этом иметь в виду, что человек избрал Бога и избрал себя ко спасению. Только так можно, сохранив библейскую терминологию, придерживаться взглядов, противоречащих ей.

Таким образом, учение арминианского богословия о том, что Бог избирает тех, в ком Он предвидел веру, не опирается на Писание и не выдерживает логических возражений

(а надо учитывать, что не все они были здесь приведены). Сам Якоб Арминий писал об избрании следующее: «Вера не является причиной избрания, а есть необходимое условие, предвиденное Богом в тех, кого Он изберет. При этом решение о том, чтобы даровать [определенным людям] веру, предшествовало решению об избрании»[2].

[1] D. J. Moo, The Epistle to the Romans, Eerdmans, 1996, pp. 571-572.

[2] «Works of J. Arminius», Vol. I, p. 298, AGES Digital Library, 1997

 

Из архива журнала «В начале», 2000 год.


Дата: 06 декабря 2000
Темы:


Редакция
Автор:
Всего материалов автора: 64

Обратите внимание:


Прокомментировать